Папа Иоффе

 

Папа Иоффе




09.02.2012

 

Рудольф Воробьев
Я счастлив, что знал Иоффе», – вспоминал об одном из выдающихся физиков ХХ в. его английский коллега, лауреат Нобелевской премии П. Блэкетт. О чести видеть замечательного физика в своих рядах сообщали Иоффе президент Прусской академии наук, лауреат Нобелевской премии М. Планк и президент Индийской академии наук, лауреат Нобелевской премии Ч. Раман. Абрам Федорович был также членом-корреспондентом Гёттингенской академии наук, Германской академии «Леопольдина», почетным членом Американской академии наук и искусств, Итальянской академии наук, академиком Академии наук СССР и ее вице-президентом. Иоффе – организатор и руководитель физической науки в послереволюционной России и в СССР (не случайно советские физики с любовью называли Абрама Федоровича «папа Иоффе»), создатель и глава всемирно известной научной физической школы, из которой вышли лауреаты Нобелевской премии академики П. Капица, Н. Семенов, Ж. Алферов, а также академики А. Александров, А. Арцимович, Б. Константинов, И. Курчатов, И. Кикоин, Я. Френкель и др. Капица, поздравляя учителя с 75-летием, отмечает: «Ваша жизнь – для нас прекрасный пример того, как любовь и преданность науке вознаграждает вечной молодостью». В 1918 г. Иоффе организовал и возглавил физико-техническое отделение Петроградского рентгенологического и радиологического института, создал физико-технические институты в Ленинграде, Харькове, Свердловске, Томске и Днепропетровске, Институт полупроводников в Ленинграде.
Сторонник внедрения в практику фундаментальных научных разработок, сочетавший в себе таланты ученого и инженера, Иоффе всегда был открыт новым идеям и охотно откликался на просьбы промышленности о решении тех или иных инженерных проблем. По словам члена-корреспондента АН СССР Е. Емельянова, Абрам Федорович «умел не только привить вкус к научным поискам, но обладал даром ясно объяснять самые сложные процессы и явления». Большое впечатление на всех знавших Иоффе производили не только его незаурядный интеллект и энциклопедическая образованность, но и его нравственные качества – обаяние, человеколюбие, отзывчивость, моральная чистоплотность, принципиальность. Деятельность Иоффе получила признание и в СССР, и в мире. Ему были присуждены Сталинская и Ленинская премии, присвоены звания Героя Социалистического Труда и заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, он был избран председателем Международной комиссии по полупроводникам и вице-президентом Международного союза чистой и прикладной физики. Тем не менее жизнь ученого была отнюдь не безоблачной.

***

Абрам Фёдорович Иоффе родился 17 (29) октября 1880 г. в городе Ромны (Украина) в черте оседлости. Еще в Роменском реальном училище он увлекся физикой. В частности, его заинтересовала природа эфира. По убеждению физиков того времени, эфир представлял собой бестелесную, неподвижную, прозрачную субстанцию, заполнявшую Вселенную, и был носителем света, теплоты, электричества и магнетизма. Школьник Иоффе, размышлявший о природе эфира, по его словам, «усомнился в гипотезе... эфира и с тех пор в него не верил». Интуиция будущего ученого не подвела: Эйнштейн убедительно доказал, что никакого материального эфира в природе не существует. После окончания в 1902 г. Петербургского технологического института Иоффе работал инженером. Но его влекла физика, он мечтал стать ученым. Однако шансов поступить в один из российских университетов у еврея Иоффе практически не было. Выручил институтский профессор Н. Хазехус, рекомендовавший своего бывшего даровитого студента великому немецкому физику В. Рентгену, профессору Мюнхенского университета, в который в 1903 г. и поступил Иоффе. С 1903 г. и до начала Первой мировой войны Иоффе работал ассистентом в лаборатории Рентгена. В 1905 г. молодой человек окончил Мюнхенский университет и блестяще защитил диссертацию, получив степень доктора философии.
В 1906 г. Иоффе отправился в Россию, где оказался ввергнутым в пучину революционных событий. Как и большинство российских евреев, лишенных гражданских прав, Иоффе – сторонник свержения царя. В письме Рентгену он объясняет: «Я считаю своим долгом при теперешнем... критическом положении в России сделать всё от меня зависящее (пусть даже очень малое) в этой ожесточенной борьбе или, по крайней мере, не уклоняться от опасностей. Ни в коем случае я не хочу стать „политиком“... Я могу найти удовлетворение только в науке». Рентген это понял, но просил своего помощника вернуться как можно скорее.
Вернувшись в Мюнхен, Абрам Федорович продолжил интенсивную научную деятельность под руководством Рентгена. Высоко ценя Иоффе как физика-теоретика, а также талантливого и добросовестного экспериментатора, тот даже представил своего ученика к профессорскому званию. Однако из-за начавшейся Первой мировой войны Иоффе был вынужден возвратиться в Россию.
Но и там он не оставил мысли о профессуре и в 1915 г., после защиты докторской диссертации по физике, предпринял попытку занять вакантную должность профессора Петроградского университета. На это же место претендовал один из основоположников биофизики и будущий академик П. Лазарев. Для научной общественности не было секретом, что Петроградский университет традиционно являлся одним из оплотов российского антисемитизма, поэтому общие знакомые обоих претендентов попросили Лазарева снять свою кандидатуру. И хотя тот не стал участвовать в конкурсе, Иоффе всё равно не избрали профессором.

***

Иоффе был физиком широкого профиля. Он работал в ядерной и квантовой физике, в кристаллографии и т. д. Исследуя явление фотоэффекта, Иоффе первым в мире подтвердил эйнштейновскую теорию этого явления. Он установил статистический характер вылета электронов, объяснил механизм электропроводимости ионных кристаллов, разработал метод получения высокопрочных материалов. Мировую известность принесли Иоффе начатые еще в лаборатории Рентгена исследования полупроводников. Углубленно изучая их в течение многих лет, ученый создал теорию полупроводников на основе квантовой физики и физики твердого тела, положив тем самым начало новому научному направлению и практическому использованию полупроводников. Деятельность Иоффе и его школы стала важной вехой на пути создания научно-технических основ современной цивилизации.
Среди крупнейших физиков мира Абрам Федорович пользовался огромным авторитетом. Не только научные, но и дружеские отношения связывали его с А. Эйнштейном, М. Борном, М. Планком, Н. Бором, В. Гейзенбергом, Э. Резерфордом, П. Ланжевеном, Ф. Жолио-Кюри и др. Однако Йоффе жил в тоталитарном государстве, в марксистско-ленинскую идеологию которого не вписывались ни теория относительности, ни квантовая физика. Поэтому ученых, работавших в этих областях науки, третировали, объявляли идеалистами, а, следовательно, – врагами народа и пособниками буржуазии. Иоффе стал главным объектом травли в физике. Во-первых, как ученый, разрабатывавший теорию полупроводников на базе квантовой механики. Во-вторых, как один из руководителей науки, отстаивавший право советских ученых на изучение и развитие теории относительности и квантовой физики. В-третьих, как защитник физиков, репрессированных по обвинению в идеализме. И, наконец, как еврей – в ходе антисемитской кампании по «борьбе с космополитизмом».
После того как в августе 1948 г. в СССР была разгромлена генетика, по указанию Сталина готовилось проведение в марте 1949 г. совещания по разгрому квантовой физики и теории относительности. Были определены докладчики и намечены жертвы, среди них – Иоффе. Критике планировалось подвергнуть не только его научные интересы, но и связи с западными учеными и членство в зарубежных академиях. Один из планировавшихся докладчиков будущего совещания – декан физического факультета МГУ профессор В. Кессених – писал об академиках А. Иоффе и Л. Мандельштаме: «Им трудно было, пожалуй, отказаться от искушения блеснуть отраженным светом Рентгена… или пощеголять привилегированным положением в страсбургских пивных… А на этой почве, в этой атмосфере создавалась питательная среда для выполнения… заказов на разоружение и обессиливание советской физики». Кессених прозачно намекает на возможную шпионскую деятельность Иоффе и Мандельштама, а также обвиняет Иоффе в покровительстве ученым, выступающим «против подлинного участия советских физиков в социалистическом строительстве» и клеймит его как «безродного космополита». В документе, подписанном министром высшего образования СССР Кафтановым, говорилось о том, что Иоффе вместе с Ландау и Капицей «раболепствует перед загнивающим Западом», когда «физика за рубежом находится в состоянии затяжного кризиса… и производит гнетущее впечатление скудостью идей». В конце 1948 г. давление на Иоффе, Ландау, Гинзбурга и других физиков, которые занимались проблемами, противоречившими с точки зрения официальной науки установкам марксизма-ленинизма, значительно усилилось. Было принято специальное решение Ученого совета физического факультета МГУ, в котором подчеркивалось: «Имеет право на существование только наука, строящаяся на принципах марксистско-ленинской философии». Иоффе же, как полагали власти предержащие, покровительствовал тем ученым, которые работали в русле западной физики, нанося тем самым вред социалистическому строительству. Ссылаясь на утверждение Ленина о том, что основоположники квантовой физики «видят в теории только символы, знаки-отметки для практики, т. е. отрицают существование объективной реальности», профессор физики МГУ А. Тимирязев заявил, имея в виду Иоффе и защищаемых им ученых, что партия знает, как надо с ними поступить. «Вспомним, что говорил т. Сталин на ХVI съезде нашей партии о том, чтó надо сделать с троцкизмом и правым уклоном... Точно так же и в данном случае, – угрожает А.Тимирязев. – Необходимо прежде всего похоронить физический идеализм… Когда мы развернем… беспощадную критику, опирающуюся на диалектический метод Маркса, Энгельса, Ленина, разрабатываемый в наши дни т. Сталиным, тогда и физический идеализм исчезнет». А профессор философии МГУ А. Максимов пишет: «Акад. А. Ф. Иоффе не понял и не усвоил указаний товарища Сталина… Акад. А. Ф. Иоффе не хочет знать и понимать того, что товарищ Сталин является продолжателем дела Ленина и в области философии… Для группы акад. А. Ф. Иоффе характерен не только отрыв теории от практики, но и вражда к людям практики».
К счастью, разгром квантовой физики и теории относительности в СССР не состоялся. Незадолго до намеченного совещания научный руководитель атомного проекта И. Курчатов популярно объяснил Берии, контролировавшему работы по созданию атомной бомбы, что ее действие основано на теории относительности и квантовой механике. Берия незамедлительно довел сказанное Курчатовым до сведения Сталина, и разгром физики был отменен.
Иоффе не был репрессирован, но всё же пострадал: его сняли с постов вице-президента Академии наук СССР, директора Физико-технического института, изгнали из МГУ. Абрам Федорович скончался в своем рабочем кабинете 14 октября 1960 г. и был похоронен в Ленинграде на Литераторских мостках Волкова кладбища. На его могиле установлен памятник работы М. Аникушина. В Ленинграде были установлены три мемориальные доски на зданиях, где работал Иоффе. Его именем названы кратер на Луне и научно-исследовательское судно. Перед зданием Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе установлен бюст создателя этого славного научного учреждения. Площадь между главным зданием этого института и Политехнического университета названа в честь академика Иоффе. Его имя носит также одна из улиц Берлина.

 

 

http://www.evreyskaya.de/archive/artikel_1352.html



Создан 09 фев 2012



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Shalom - Free Jewish Dating
html clock бесплатные часы для сайта
Flag Counter  Заметки по eврейской истории Еврейские Знакомства :: JewishClub.com Покупки в Германии: авиабилеты, звонки, посылки, автомобили счетчик посещений LINK_ALT Объявления и сайты русской Германии Еврейский мир "ROT SCHILD" Вас приветствует! www.lirmann.io.ua