РЕВУЩИЙ ЛЕВ

 

РЕВУЩИЙ ЛЕВ




30.06.2012

 

Бабич Ирина 

 

  Я начну с цитаты, читайте ее внимательно: 

«Ты отправляешься в страну Израиля не для духовного очищения, не для удовлетворения своих желаний, а ради самой страны, ради всего еврейского народа. Ибо с возрождением страны, народ воспрянет и освободится от вечных унижений». 

Слова эти принадлежат Иосифу Трумпельдору.


А теперь представьте себе Верхнюю Галилею. Ярко-голубое небо, желто-зеленые холмы, зеленовато-сизые оливковые рощи. Дорога взбирается на высокий холм и, споткнувшись, закругляется, не дойдя до самой вершины. Теперь надо идти пешком - за низкую ограду, туда, где темные свечи кипарисов расступились, чтобы дать место монументу . 
На высоком, грубо обтесанном постаменте, как бы вырастая из камня, сидит громадный лев. Он закинул тяжелую голову к небу и из его разверстой пасти несется в синюю высь нескончаемый рык. В этой звенящей тишине ты слышишь его - сердцем, кожей, каждым нервом, рев гнева и протеста, невозможности смириться с тем, что произошло здесь, в небольшом поселении Тель-Хай в 1920 году 28 февраля. Под этим камнем лежит Иосиф Трумпельдор и семь боевых его товарищей. 

Здесь я позволю себе краткое отступление. Когда мы говорим Йом зикарон - День памяти всех павших в войнах за Израиль, в нашем представлении встает как бы ближний круг: Война за независимость, Шестидневная, Война Судного дня... И еще неостывшие могилы павших во Второй Ливанской... Но ведь были еще и легендарные бойцы начала ХХ века - плохо вооруженные, малочисленные, но БОЙЦЫ! Они заслужили нашу благодарную, живую, без хрестоматийного глянца память. Каждый! 







Сегодня я хочу рассказать об Иосифе Трумпельдоре, легендарном «одноруком» бойце, нашем дважды соотечественнике. Ибо был он родом из России, из города Пятигорска. 
Что знала я о нем по приезде в Израиль. Да ничего - просто слышала это имя, которое, как мне сказали, символизирует героизм тут, на нашей исторической. Но вот передо мною его портрет - красавец-офицер царской армии, коротко стриженный, с протезом левой руки, грудь в крестах...тех самых крестах, георгиевских, которые вручали за высшую СОЛДАТСКУЮ доблесть, их у него четыре!!! Как-то не складывается...ведь в царской армии еврей мог дослужиться максимум до унтер-офицера да и то в самых исключительных случаях... 
Как же получил офицерский чин этот молодой человек, закончивший еврейскую школу, учившийся «на дантиста», увлекавшийся одновременно и толстовскими идеями, и сионизмом?

Воинская биография его такова. 
Сын николаевского солдата, он был призван в армию и добровольно, по собственному желанию, попал и 27-й Восточно-Сибирский полк, направленный в Порт-Артур, на театр военных действий. В той тяжкой бесславной войне он был ранен, потерял руку, но добился того, что был снова направлен в действующую часть. Он пережил горечь плена, но не с покорно опущенной головой - именно там, и плену, он сколотил первую сионистскую группу солдат-евреев, мечтавших вместе с ним уйти в Эрец-Исраэль. 
Не получилось - в 1906 году пленных вернули в Россию. Но факты его личного мужества и героизма как бы шли впереди него - ему был присвоен офицерский чин, первому солдату-еврею в царской армии. Теперь для него не существовало ни процентной нормы, ни черты оседлости. Он приезжает в Санкт-Петербург и поступает на юридический факультет университета, куда и по процентной норме евреев не брали. Казалось перед ним, героем, красавцем, человеком во всех отношениях уникальным, открывается блестящее будущее. Но оно, это будущее, должно было стать настоящим в России. А он видел в мечтах холмы Галилеи, желтые пески у моря, на которых суждено было подняться  Тель-Авиву, скудные нивы первых еврейских поселений, святые камни Иерусалима. 
В 1912 году, создав первую рабочую коммуну, он прибыл сюда - в Эрец-Исраэль. Вот его слова: 

«Запомни навсегда, что ты возвращаешься на свою Родину не для героических свершений, не для самопожертвования, а для работы». 

Жизнь внесла свои коррективы: он стал военным инструктором поселенцев, потому что только самооборона, не любительская, а организованная по всем правилам военного искусства, была залогом самой жизни на этой земле. 
Может быть вы слышали о еврейском батальоне под названием «Погонщики мулов «, сражавшемся под английскими знаменами в Первой мировой войне. Его организатором был Трумпельдор. Это боевое соединение называют первым шагом в создании Армии Израиля. 
А в семнадцатом году после февральской революции неукротимый Трумпельдор помчался в Россию. Он твердо знал - будущее еврейского народа в Эрец-Исраэль. И он пытался создать в России еврейские полки, чтобы через Кавказ двинулись они в Палестину.
Он возглавил в Киеве движение еврейских солдат по самообороне местечек Юга России. После октябрьского переворота он сформировал первый еврейский полк. Но глоток свободы остался всего лишь глотком - полк был расформирован и объявлен вне закона (слово ЕВРЕЙСКИЙ уже тогда стало невыносимым даже для большевистских ушей). Еще и еще раз Трумпельдор убедился - будущее евреев на скудной, но своей земле. И он становится во главе молодежного сионистского движения Гахалуц, целью которого была подготовка юношей и девушек к переезду на историческую родину. 

Помните знаменитые лермонтовские строки: 
«Он знал одной лишь думы власть, 
одну, пламенную страсть...» - это сказано будто о нем, еврейском мальчике из Пятигорска. В девятнадцатом году прибыл он с группой молодежи в Палестину. В декабре того же года один из руководителей еврейской самообороны « Га-Шомер « Исраэль Шохат попросил Трумпельдора организовать оборону Галилеи, которая после Первой мировой отошла под протекторат Франции. Но французы не держали и этом районе постоянных воинских частей - в результате северная часть Галилеи была брошена на произвол судьбы, и фактическая власть в ней перешла к арабам. Их вооруженные банды часто нападали на французские патрули и хоистианские деревни. Ну, а что евреи. На этой древней исконно нашей земле было тогда лишь 4 поселения . Метула с ее двухстами жителей казалась настоящей столицей по сравнению с кибуцами Кфар-Гилади и  Тель-Хай - в каждом по 17 человек и мошавом Хамра, в котором насчитывалось 14 жителей. 
В сложные отношения французов и англичан они не вмешивались, отношения с арабским окружением были прохладными, но спокойными. Но вот восстание против французов, поднятое в Дамаске, докатилось в эти места. И обещанный арабами нейтралитет по отношению к еврейским поселенцам был немедленно нарушен. Тем более, что евреи - эта горсточка смельчаков - не подчинились требованиям арабов поднять их флаги в своих поселениях. 

Первого января 1920 года Трумпельдор прибыл в  Тель-Хай. Через несколько дней была сожжена арабами Хамра, а в середине января озверевшие банды полностью разрушили Метулу. Уже некоторые руководители еврейского ишува Палестины говорили, что следует покинуть Галилею, но к поселенцам прибыло подкрепление - добровольцы Юга. И 25 февраля под командованием Трумпельдора Метула была освобождена  от захватчиков. 
А дальше случилось вот что: банда из деревни Хальса под руководством Камаля Эфенди напала на  Тель-Хай. Это поселение было окружено каменным забором - и вот Камаль стал утверждать, что там евреи спрятали французских офицеров. « Мы только проверим, и, если французов у вас нет - уйдем с миром, », заявил Камаль.

Твердо зная, что ни одного француза в  Тель-Хае нет, Трумпельдор разрешил войти нескольким людям  с Камалем во главе. Поднявшись на чердак центрального дома, « мирные парламентеры « убили там четверых еврейских защитников. А в это время в приотворенные ворота хлынула вся банда. Трумпельдор, бросившийся к воротам, был там смертельно ранен...

Бой шел весь день. Уму непостижимо - как горсточка людей могла все снова и снова отражать атаки бандитов. Только с темнотой наступило затишье - и тогда из Кфар-Гилади смогло прорваться подкрепление. 
Среди прибывших был  и единственный врач - доктор Гери, один из организаторов еврейских батальонов. Товарищи подобрали убитых и раненых, подожгли Тель-Хай и отступили в Кфар-Гилади. 
На полдороге ( там, где находится сейчас национальное кладбище ), доктор Гери, почуяв неладное, наклонился над лежавшим на телеге Трумпельдором. И спросил: «Как ты себя чувствуешь, Иосиф?». « Прекрасно умирать за Родину» - ответил раненый. И затих...


Эти слова на иврите знает в Израиле каждый ребенок. Они выбиты и на постаменте ревущего льва. Но вот в Национальной еврейской энциклопедии ( иврит ) в 18 томе, где есть статья, посвященная Трумпельдору, я прочитала чуточку иной текст. Приведенной фразе предшествуют два слова - « эйн давар». В точном переводе на русский они обозначают «неважно», а в смысловом « не стоит огорчаться». А теперь послушайте ЧТО сказал он, глядя в отчаянные лица окруживших его друзей : «Ничего...не надо огорчаться...умереть за Родину прекрасно...».
Теперь вы понимаете, почему скульптор Авраам Мельников поставил над этой могилой именно гневного льва. Он беззвучным своим рыком возвещает каждому из нас: нет, он не умер, этот отважный воин, он жив, жив! И в подтверждение приведу еще одно высказывание Иосифа Трумпельдора: 

«Не меч, а мир несем мы в страны Израиля. Только исключительные обстоятельства вынудят нас перековать орала на мечи».

Какая живая, какая сегодняшняя мысль!  

 

 

 

http://www.andersval.nl/index.php?option=com_content&task=view&id=5086&Itemid=107



Обновлен 06 июл 2012. Создан 30 июн 2012



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Shalom - Free Jewish Dating
html clock бесплатные часы для сайта
Flag Counter  Заметки по eврейской истории Еврейские Знакомства :: JewishClub.com Покупки в Германии: авиабилеты, звонки, посылки, автомобили счетчик посещений LINK_ALT Объявления и сайты русской Германии Еврейский мир "ROT SCHILD" Вас приветствует! www.lirmann.io.ua