"Кин" и "Баронесса" срывают секретный план фюрера

 

"Кин" и "Баронесса" срывают секретный план фюрера

План этот был сорван благодаря усилиям советских разведчиков Бориса Рыбкина(Борух Аронович Рывкин) и Зои Воскресенской.



«Баронесса» срывает секретный план фюрера

25.08.2012

После поражения немецких армий под Сталинградом в феврале 1943 года в германском Генеральном штабе родился план коренного перелома хода войны в пользу Третьего рейха. Фашисты намеревались сразу уничтожить все советские заводы по производству вооружения, а также главные объекты стратегического назначения – гидроэлектростанции и металлургические комбинаты. Несмотря на кажущуюся фантастичность этого замысла, он нес для Советского Союза реальную угрозу, поскольку немцы готовились к его осуществлению энергично и основательно. План этот был сорван благодаря усилиям советских разведчиков Бориса Рыбкина и Зои Воскресенской. Архивные документы, мемуарные свидетельства руководителей советских и немецких спецслужб убеждают: наши разведчики выполнили сложнейшую оперативную задачу, потребовавшую максимума интеллектуального напряжения, мужества и отваги.

 

В 1929 году в одной из внешнеторговых организаций СССР в Харбине (Китай) работала машинисткой двадцатитрехлетняя красивая женщина Зоя Воскресенская. Мало кто мог предположить, что она наряду со служебными обязанностями выполняет задания резидента советской внешней разведки, и делает это успешно. После того как в Главное управление внешней разведки НКВД СССР ушла шифровка, в которой резидент рекомендовал ее как перспективного сотрудника, Зою пригласили в Москву и предложили новую работу.

Первым делом ее направили в Финляндию, где она должна была познакомиться с жизнью европейской капиталистической страны и наладить дружеские связи. В Хельсинки Зоя Воскресенская познакомилась с Хейлой Вуойлики, драматургом, которая сотрудничала с советской разведкой, будучи убежденной, что существование первого в мире социалистического государства поможет человечеству выйти из тупика буржуазной жизни. Привлекательная и воспитанная Зоя Воскресенская нравилась друзьям Хейлы. Хейла говорила им, что Зоя – из аристократической русской семьи, баронесса, родители которой были вынуждены бежать из коммунистической России. Так титул «Баронесса» на долгие годы стал оперативным псевдонимом Зои Воскресенской. В доме Хейлы Зоя познакомилась с молодым немецким летчиком – лейтенантом Вольфгангом фон Крофтом, выходцем из аристократического немецкого клана. Вольфганг влюбился в Зою, готов был предложить ей руку и сердце, но Хейла уговорила своего приятеля отказаться от этой идеи: Зоя замужем, у нее сын… И фон Крофт отступил. 

После завершения командировки Зоя возвратилась в Москву. В сентябре 1941 года начальник 4-го отдела внешней разведки НКВД СССР Павел Судоплатов познакомил ее с молодым коллегой Борисом Рыбкиным и рассказал о предстоящем задании: Рыбкин и Воскресенская под видом супругов Брянцевых должны выехать в нейтральную Швецию, где находятся форпосты немецкой, итальянской и японской разведок. Завербовав агентов в различных кругах шведского общества и дипкорпуса, советская резидентура сможет добывать значительно больше информации о событиях, происходящих в Берлине и в странах – союзниках фашистской Германии. Борис Рыбкин должен был стать резидентом советской внешней разведки в Стокгольме, занимая должность консула советского торгового представительства, а Зоя – заместителем резидента и одновременно – пресс-секретарем посла.

 

На нейтральной территории

В Стокгольме их профессиональные отношения перешли в дружеские, а дружба переросла в любовь. Зоя и Борис и в самом деле стали мужем и женой.

Люди остроумные и общительные, они за короткое время обзавелись знакомствами в среде шведских промышленников и сотрудников иностранного дипкорпуса. У них в гостях часто бывала Мария Эриксон – русская, эмигрировавшая с родителями из России девочкой и вышедшая впоследствии замуж за шведа. Ее муж Томас Эриксон, технический директор завода по производству шарикоподшипников, имевшего договорные отношения с Германией, часто бывал в этой стране. Зоя, зная, что Эриксоны с сочувствием относятся к Советскому Союзу, обратилась к Томасу с просьбой доставить в Берлин крошечную посылку, предназначавшуюся радисту подпольной группы антифашистов «Красная капелла», которая сотрудничала с разведкой НКВД (ИНО НКВД). Галстук с напечатанным на шифоновой вкладке шифром и коробочка для запонок с кварцами для радиопередатчика не должны были вызвать у немецких пограничников и таможенников подозрений. 

Томас согласился, но, оказавшись в Берлине, перед намеченной встречей со связным из «Красной капеллы» в страхе выбросил галстук с шифром и коробочку с кварцами в уличную урну.

Шифровальщик Рыбкина пытался связаться по новому шифру с радистом «Красной капеллы», но передатчик «Красной капеллы» молчал.

 

Дознание на Лубянке

Руководители советской внешней разведки сочли это признаком провала. Бориса Рыбкина вызвали в Москву, где немедленно арестовали и поместили в одиночную камеру внутренней лубянской тюрьмы. Дознаватели создали невыносимые условия для того, чтобы Рыбкин начал давать «правдивые» показания, включая избиения и пытки бессонницей, но ни одного слова признания получить от Рыбкина не смогли.

Между тем один из советских агентов в Германии сообщил в Главное управление внешней разведки НКВД СССР, что «Красная капелла» выдана гестапо женой одного из сотрудников аппарата, министра иностранных дел Германии фон Риббентропа. Эта женщина сотрудничала с «Красной капеллой», но, когда была уличена гестапо в связях с подпольной организацией, выдала большинство ее участников. Дознание в отношении Рыбкина было прекращено. Его выпустили из тюрьмы.

Вскоре после этого Павел Судоплатов, чтобы соблюсти все нюансы реабилитации сотрудника, послал его в разведотдел штаба действующей армии. Перед подготовкой наступления наших войск на этом участке фронта Борис Рыбкин успешно провел разведывательную операцию по выявлению местоположения немецких батарей и был награжден орденом Красного Знамени.

 

Доверяй, но проверяй

А между тем в Москву пришла информация от одного из зарубежных агентов: Германия готовит акцию по одновременному уничтожению советского военного потенциала. Стратегические цели – заводы по производству вооружения, металлургические предприятия и гидроэлектростанции должны быть уничтожены с воздуха. Сообщение выглядело фантастически. Тем не менее Верховный главнокомандующий отнесся к нему серьезно. По его приказу был собран синклит авторитетнейших инженеров, практиков авиастроения, в частности, все генеральные конструкторы советских самолетов, которые должны были ответить, возможно ли осуществить дьявольский план, существуют ли у Германии воздушные средства, с помощью которых немцы смогут «накрыть» стратегические цели в глубине территории Советского Союза.

Авторитетная комиссия сделала вывод, что у немцев подобных средств нет: ни один немецкий дальний бомбардировщик не может с грузом бомб долететь до Урала и Сибири без дозаправки топливом на промежуточном аэродроме, каковых у Германии на территории СССР не существует. Но Сталин, как известно, не был человеком легковерным. После совещания он потребовал у руководства внешней разведки тщательно проверить с помощью нашей агентуры за рубежом, существует ли план, о котором идет речь, и если да – то каким образом немцы намереваются его осуществить.

Получили соответствующее задание и Воскресенская с Рыбкиным. Зоя Воскресенская, зная, что ее знакомый по Хельсинки Вольфганг фон Крофт работает в техническом отделе Люфтваффе, решила разыскать его. Оказалось, что он уже год, как в Швейцарии, на должности военного атташе немецкого посольства. Воскресенская выехала туда.

 

Ракетами должны управлять смертники

Военный атташе фон Крофт и Зоя Воскресенская встретились в центре Женевы в кафе «Сияние Альп», а потом провели вместе два дня. Он рассказал ей о том, как воевал на Восточном фронте под Смоленском, как потерял руку и глаз, после ранения, благодаря связям отца, остался в армии, но в ином качестве.

Фон Крофт не скрывал ненависти к нацистской верхушке Германии за все, что она сделала с его народом. В ответ на прямой вопрос Воскресенской о плане по одновременному уничтожению военного потенциала СССР он ответил, что такой план в самом деле существует. По его словам, главный ракетчик Германии Вернер фон Браун в соавторстве с авиаконструктором Эрнстом Хейнкелем создали новый боевой комплекс, совместивший бомбардировщик Х-111 с ракетой ФАУ-1. Этот кентавр в состоянии без дозаправки долететь до точки возврата над центральной Россией, затем от него отделится ракета ФАУ-1 и, управляемая смертником, полетит в заданную цель. Среди этих целей – заводы по производству вооружения, металлургические предприятия и гидроэлектростанции. 

Вольфганг также сообщил, что для выполнения этого задания подготовлены двести смертников. Но у этого плана есть слабое звено: для его реализации нужны новые бомбардировщики «Хейнкель-111», серийное производство которых требует значительного количества алюминия и редкоземельных металлов. На территории Германии таких руд нет. Магний, молибден, никель, титан и другие необходимые добавки находятся на европейских территориях, оккупированных немцами. Планируется доставлять руду редкоземельных металлов в Норвегию, откуда на судах переправлять в немецкие порты. Переход по морю – самое слабое звено в этом плане: если груз не дойдет до портов Германии, замысел Генштаба сорвется.

 

Корабли и подлодки

Спустя несколько часов сообщение о том, что немецкий план по уничтожению советского военного потенциала действительно существует, ушло из Женевы в центр. Воскресенская вернулась в Стокгольм, туда же через некоторое время приехали Борис Рыбкин и Вельвебер, немецкий коммунист, в прошлом моряк торгового флота Германии. Вельвебер должен был организовать производство детонаторов для подрыва судов с рудой редкоземельных металлов.

Взрывные устройства стали изготавливать в квартире стокгольмского зубного врача. С их помощью удалось подорвать два судна. После подрыва второго судна германские спецслужбы обнаружили в угольном бункере очередного корабля детонаторы. Прежний запас угля был заменен на новый. А Вельвебер вскоре погиб на улице под перекрестным огнем: его расстреляла оперативная группа немецких агентов.

Теперь Борис Рыбкин и Зоя Воскресенская могли помешать стратегическому грузу дойти до портов назначения другим способом – сообщив в центр, когда и по какому маршруту отправляются конкретные транспортные суда. Предстояло связать воедино сообщения информаторов из Норвегии, Англии и городов Германии о транспортировке руды и передвижении судов. И с этой задачей советские разведчики справились. Ни одно из двадцати трех транспортных немецких судов не пришло в немецкие порты. В результате фашистские смертники не долетели до Урала. Все они были торпедированы советскими подлодками и подлодками Королевского военного флота Великобритании или уничтожены авиацией.

Таким образом, немецкий план был сорван.

 

Настоящие полковники

После окончания операции Рыбкин и Воскресенская вылетели в Лондон. В шифровке, направленной Рыбкиным из советского посольства в Великобритании в адрес Главного управления внешней разведки, наряду с рапортом о завершении операции содержалась просьба считать их брак с Зоей вместо прежнего фиктивного законным. В ответ от руководства внешней разведки Советского Союза пришло поздравление с успешным завершением командировки в Швецию, присвоением Борису и Зое Рыбкиным званий полковников и награждением их орденами Красного Знамени. И поздравление с законным браком.

А на следующий день у Бориса с Зоей началось свадебное путешествие в Мурманск на борту эсминца Королевского британского флота в составе конвоя PQ.

Мурманск встречал корабли союзников торжественным митингом в порту. В этот же день Борис и Зоя пересели на железнодорожный экспресс и через двое суток оказались в Москве. Встречавший Рыбкиных офицер предложил посмотреть салют на Красной площади в честь освобожденного Красной армией очередного советского города.

…Красная площадь была заполнена людьми, которые говорили по-русски. Борис и Зоя стояли в этой ликующей толпе и, по их собственным словам, как никогда, чувствовали свою глубинную причастность к народу, для победы которого они сделали все, что было в их силах.



Автор :  Борис ЛОБКОВ         http://www.tribuna.ru/other_sections/the_great_patriotic_war/quot_baroness_quot_breaks_a_secret_plan_to_hitler/    

, Зоя Ивановна

Рыбкин, Борис Аркадьевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Борис Аркадьевич Рыбкин
Имя при рождении:

Борух Аронович Рывкин

Род деятельности:

внешняя разведка

Дата рождения:

19 июня 1899

Место рождения:

Нововитебск, Екатеринославская губерния, Российская империя

Гражданство:

 СССР

Дата смерти:

27 ноября 1947 (48 лет)

Место смерти:

Прага, Чехословакия

Супруга:

Воскресенская, Зоя Ивановна

Награды и премии:

Бори́с Арка́дьевич Ры́бкин (1899—1947) — советский разведчик и дипломат.

Содержание

Биография

Родился в Екатеринославской губернии в семье ремесленника, окончил коммерческое училище. В 1920 поступил в Екатеринославский горный институт, где учился до июня 1921 г. В октябре 1920 — марте 1921 г. служил наборщиком походной типографии политотдела 2-го конного корпуса на Южном фронте. В июле 1921 мобилизован на работу в Екатеринославскую ЧК. В июне 1922 вступил в РКП(б). С 1923 учился на Центральной школе ОГПУ. В 19241929 — помощник начальника отделения Контрразведывательного отдела ОГПУ, затем помощник начальника Сталинградского окружного отдела ОГПУ.

С 1931 — представитель Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ в полномочном представительстве ОГПУ по Средней Азии в Ташкенте. Некоторое время работал в Иране под прикрытием должности сотрудника закупочной комиссии Наркомвнешторга, затем вице-консула в Мешхеде, также выезжал в командировки во Францию, Болгарию, Австрию. В 1934 переведён на работу в центральном аппарате ИНО, участвовал в разработке планов и осуществлении разведывательных мероприятий.

В сентябре 1935 направлен в Хельсинки под оперативным псевдонимом «Кин», где работал в качестве легального резидента ИНО под прикрытием должности консула, затем 2-го секретаря полпредства СССР в Финляндии, с апреля 1938 — Временного поверенного в делах СССР в Финляндии. Заместителем резидента в Хельсинки в это время являлась З. И. Воскресенская (оперативный псевдоним — «Ирина»). Поначалу Воскресенская и Рыбкин были в конфликтных отношениях, но через шесть месяцев поженились. В начале апреля 1938 Рыбкин был вызван в Советский Союз, где на личной встрече со И. В. Сталиным получил задание — настроить финское руководство на заключение оборонительного договора с СССР, направленного на недопущение германских войск в случае войны на финскую территорию, а также предложить обмен территориями. Достичь желаемых договоренностей с финским руководством Рыбкину не удалось, и в ноябре 1939 началась Cоветско-финская война. С началом войны Рыбкин был отозван в Москву и назначен начальником 8-го отделения 5-го отдела Главного управления государственной безопасности НКВД. После создания НКГБ в феврале 1941 был назначен начальником 4-го отдела 1 -го управления НКГБ. В сентябре 1941 направлен резидентом в Стокгольм под прикрытием должности советника миссии, а затем посольства СССР в Швеции.

По возвращении в СССР весной 1943 выезжал в спецкомандировку на Северный Кавказ, а в августе зачислен в отдел «ДР» на должность заместителя начальника 2-го отдела 4-го управления НКГБ СССР. В 1943 Рыбкину привоено воинское звание полковника государcтвенной безопасности. В 1944 — начальник отдела 4-го управления НКГБ, в этой должности курировал заброску нелегальной агентуры и разведывательно-диверсионных групп в оккупированные гитлеровцами страны Восточной Европы. В феврале 1945 — офицер связи со службами безопасности союзников на Ялтинской конференции руководителей трех великих держав.

С февраля 1947 служил в отделе «ДР» (Спецслужба) МГБ СССР, которым руководил П. А. Судоплатов. Выезжал в Турцию и другие страны для восстановления связи с нелегальной агентурой на Ближнем Востоке и в Восточной Европе и осуществления оперативных мероприятий. Во время специальной командировки в Чехословакию погиб в автокатастрофе под Прагой. Обстоятельства катастрофы остались невыясненными. Зоя Воскресенская не верила в случайность гибели мужа, но провести самостоятельное расследование ей не разрешили[1].

Награды

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Зоя Воскресенская
Дата рождения:

15 (28) апреля 1907

Место рождения:

Узловая,
Богородицкий уезд,
Тульская губерния,
Российская империя

Дата смерти:

8 января 1992 (84 года)

Место смерти:

Москва,
Российская Федерация

Гражданство:

 СССР

Род деятельности:

детский прозаик

Направление:

социалистический реализм

Жанр:

рассказ, повесть

Язык произведений:

русский

Премии:

Награды:

Зо́я Ива́новна Воскресе́нская (по мужу — Ры́бкина) (1907—1992) — советская разведчица и детская писательница. Лауреат Государственной премии СССР (1968). Член ВКП(б) с 1929 года.

Содержание

Биография

Родилась 15 (28) апреля 1907 года в семье помощника начальника железнодорожной станции Узловая (ныне Тульской области), по другим источникам, в Алексине.

В 14 лет стала библиотекарем 42-го батальона ВЧК Смоленской губернии, в 1923 году — политруком в колонии малолетних правонарушителей, в 1928 году — перешла на работу в Заднепровский райком РКП(б) Смоленска.

В 1928 году Воскресенская переезжает в Москву и с августа 1929 года начинает работать в Иностранном отделе ОГПУ — во внешней разведке.

Первая поездка на разведывательную работу — в Харбин, где Зоя Ивановна в течение двух лет успешно выполняла ответственные задания Центра во время острейшей борьбы на КВЖД.

С 1932 года возглавляла Иностранный отдел постоянного представительства ОГПУ в Ленинграде.

Позже была на разведывательной работе в Латвии, Германии и Австрии.

С 1935 по 1939 год — заместитель резидента разведки НКВД в Финляндии. Официально выполняла обязанности руководителя советского представительства «Интурист» в Хельсинки и была известна как мадам Ярцева. В 1936 году в Финляндию резидентом под прикрытием консула приехал Б. А. Рыбкин («Кин»). Первоначально у резидента и его зама деловые отношения не складывались. «Мы спорили по каждому поводу! — вспоминала Зоя Ивановна. — Я решила, что не сработаемся, и просила Центр отозвать меня». В ответ было приказано помочь новому резиденту войти в курс дела, а потом вернуться к этому вопросу. Но… возвращаться не потребовалось. «Через полгода мы запросили Центр о разрешении пожениться…»

В дальнейшем Воскресенская-Рыбкина взаимодействовала с П. А. Судоплатовым (в будущем генерал-лейтенантом, начальником специального управления НКВД).

В Москву вернулась перед самой войной с Финляндией и занялась аналитической работой. Воскресенская-Рыбкина становится одним из основных аналитиков разведки. К ней стекались важные сведения, в том числе от представителей известной «Красной капеллы» — таких, как «Старшина» (Харро Шульце-Бойзен) и «Корсиканец» (Арвид Харнак).

С 1941 по 1944 год находилась в Швеции в качестве пресс-секретаря советского посольства. Послом в Швеции была А. М. Коллонтай, работавшая с ней в тесном сотрудничестве. Обе, каждая по своей линии, содействовали тому, что 20 сентября 1944 года Финляндия порвала союз с фашистской Германией и подписала перемирие с Советским Союзом.

Мемориальная доска у входа в детскую библиотеку им. Зои Воскресенской в г. Узловая Тульской обл.

Основная задача резидентуры советской разведки в Швеции состояла в том, чтобы собирать информацию о политическом и экономическом положении Германии и ее военных планах. Для этого необходимо было обеспечить агентурное наблюдение в Швеции, Норвегии и Дании за действиями немцев. Резидентурой было организовано наблюдение за германским воинским транзитом через Швецию, фиксировался характер грузов, транспортируемых морским путем между Швецией и Германией. На севере Швеции в пограничной полосе с Финляндией агентурная группа регистрировала переброску в Финляндию немецкой военной техники и воинских частей. В южных портах Швеции другая агентурная группа наблюдала за взаимными германо-шведскими поставками.

Из Швеции резидентура советской разведки пыталась наладить прервавшуюся связь с «Красной капеллой». Рыбкин и Воскресенская подобрали человека, который отправился в Берлин по коммерческим делам. Со второй попытки он сумел выполнить задание, но через три-четыре недели из Центра сообщили, что члены «Красной капеллы» арестованы, а Рыбкину приказано отбыть в Москву. По прибытии в Москву Рыбкин был направлен на фронт… Только после войны было установлено, что «Красную капеллу» провалил не посланник резидентуры, а совсем другой человек… С полковника Рыбкина было снято тяжкое обвинение. Посланник Рыбкина был агентом разведслужбы Швеции — этот факт установлен достоверно[источник не указан 633 дня], а вот в какой мере это повлияло на судьбу «Красной капеллы» осталось тайной.

После войны Воскресенская продолжала работать в центральном аппарате разведки, дослужилась до начальника немецкого отдела, выезжала в командировку в Берлин с оперативным заданием.

В 1947 году муж Воскресенской-Рыбкиной полковник Б. А. Рыбкин погиб в автомобильной катастрофе при исполнении служебных обязанностей.

В 1953 году, после ареста П. А. Судоплатова, выступила в его защиту.

В 1955 году была уволена из разведки и, по настоятельной её просьбе оставить её в органах госбезопасности для достижения пенсионного возраста на любой должности, направлена в Воркутлаг (один из лагерей ГУЛАГа) начальником спецчасти, где прослужила около двух лет.

В 1956 года вышла на пенсию в звании полковника МВД СССР.

В 1965 году была принята в члены СП СССР. Только за период с 1962 по 1980 годы её книги были опубликованы тиражом в 21 миллион 642 тысячи экземпляров.

Уже тяжело больная, она узнала, что её «рассекретили». И когда многое за давностью лет стало явным, Зоя Ивановна решила поделиться с читателями некоторыми эпизодами своей жизни, взяв отрезок времени, непосредственно предшествующий Великой Отечественной войне и охватывающей отдельные стороны ее работы в военные годы. Она написала книгу «Теперь я могу сказать правду» (Из воспоминаний разведчицы). Зоя Воскресенская не увидела даже сигнального экземпляра. Она умерла 8 января 1992 года, а книга в издательстве «Олма-Пресс» вышла в декабре 1992 года.

З. И. Воскресенская похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище.

Произведения

  • «Сквозь ледяную мглу» (1962)
  • «Встреча» (1963)
  • «Сердце матери» (1963-65)
  • «Утро» (1967)
  • «Девочка в бурном море» (1965-69)
  • «Дорогое имя» (1970)
  • «Пароль-Надежда» (1972)
  • Собрание сочинений в 3-х т. — М.: Детская литература, 1974-75.
  • «Консул» роман в двух книгах (1980) — М.: Детская литература, 1981. — 600 стр. — 200 000 экз. — 70803-239-В-355-81 М101(03)81
  • «Теперь я могу сказать правду». — М.: Республика, 1993. — 224 с. — 35000 экз. — ISBN 5-250-02042-9.
  • «Под псевдонимом Ирина: записки разведчицы». — М.: Современник, 1997 . — 350 с. — ISBN 5-270-01829-2

Фильмография

Сценарии

Фильм о З. И. Воскресенской

Награды и премии



Создан 25 авг 2012



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Shalom - Free Jewish Dating
html clock бесплатные часы для сайта
Flag Counter  Заметки по eврейской истории Еврейские Знакомства :: JewishClub.com Покупки в Германии: авиабилеты, звонки, посылки, автомобили счетчик посещений LINK_ALT Объявления и сайты русской Германии Еврейский мир "ROT SCHILD" Вас приветствует! www.lirmann.io.ua