Русские корни героев Израиля

 

Русские корни героев Израиля




30.12.2012
В Музее Диаспоры в Тель-Авиве я обратил внимание на русскиe фамилии среди участников первой сионистской алии. Куракины, Матвеевы, Нечаевы... - все они из русских крестьян-субботников,принявших иудаизм, за что их в России называют жидовствующими. Эти люди слились с еврейским народом и по праву считаются одними из основателей еврейского государства...
В сентябре 1997 года Израиль был взволнован известием о гибели во вражеском тылу боевой группы израильского морского спецназа. Израильские десантники, высадившиеся на ливанском побережье, попали в засаду и приняли неравный бой с намного превосходящими силами врага. Бойцы морского спецназа дрались до последней капли крови, и примером для них был командир — подполковник Йоси Куракин, до конца выполнивший свой офицерский долг. Откуда у боевого израильского офицера такая русская фамилия? Сразу вспоминается старинный дворянский род, оставивший памятный след в российской истории. Семья подполковника Йоси Куракина занимает не менее славное место в истории становления еврейского государства. В конце XIX века крестьянин села Солодники Астраханской губернии Агафон Куракин, принадлежавший к субботникам, вместе со своими последователями решил перейти в иудейскую веру. Вместе с женой и двенадцатью детьми он отправился в Вильну, где обучался в ешиве. После прохождения гиюра он принял имя Авраам и в 1898 году в составе большой группы еврейских поселенцев-первостроителей еврейского государства прибыл в Эрец Исраэль.
Надо сказать, что Авраам Куракин был не одинок в своих устремлениях — в то время тысячи русских крестьян-субботников, желавших слиться с еврейским народом, прошли аналогичный путь. Недаром в тель-авивском Музее диаспоры, где занимаются генеалогией еврейских родов, каждый посетитель может узнать о сотнях израильских семей, чьи корни идут от тех первопоселенцев. Так, Эфрони ведут свой род от Нечаевых, Шмуэли от Протопоповых, Яакоби от Матвеевых, Дроры от Куракиных... Они были в числе пионеров сионистской алии и по праву принадлежат к числу основателей еврейского государства. Их потомки и сегодня играют заметную роль в жизни Израиля. Так, генерал Рафаэль Эйтан, начальник Генерального штаба израильской армии в 1978-1983 гг., ведет свою родословную от крестьян Орловых, прибывших в Эрец Исраэль в начале прошлого века.
Израильские архивы хранят массу документов об удивительных судьбах русских людей, навсегда связавших свою судьбу с еврейским народом. Глеб Баевский, выпускник Морского корпуса и Морской академии, потомственный морской офицер и дворянин, близко к сердцу принял идею строительства еврейского государства. Он прибыл в Эрец Исраэль в 1920 году и стал здесь одним из пионеров еврейского флота. Баевский, после перехода в еврейство получивший имя Арье, присоединился к боевой организации сионистов-ревизионистов Бейтар, где был сторонником самых решительных действий против арабских банд и британских властей. Он был заместителем командира школы морских офицеров, созданной Бейтаром. В начале Второй мировой войны Баевский вместе со многими своими воспитанниками пошел добровольцем на британский флот и
погиб в бою с нацистами. Классиком израильской литературы стала поэтесса Елизавета Ивановна Жиркова, публиковавшая свои стихи на иврите под псевдонимом Элишева. Она начала писать на иврите еще в Москве, а после приезда в Эрец Исраэль в 1925 году ее творчество получило широкое признание. В Израиле бережно сохраняется как музей еврейских первопоселенцев в Галилее усадьба Дубровиных, крестьян-субботников, перешедших в иудаизм и прибывших в Эрец Исраэль в 1903 году. Они поселились в еврейском поселении ха-Есод, где основали образцовое хозяйство. Несмотря на тяжелые климатические условия, малярию, унесшую жизнь троих детей, и постоянные нападения арабов, Дубровины выстояли и навсегда вошли в историю Израиля как пример стойкости и преданности идеалам основателей еврейского государства.
Семья Авраама Куракина также прошла обычный путь еврейских поселенцев. В 1901 году они получили земельный надел от Еврейского национального фонда, на котором основали свою ферму. Условия жизни были крайне тяжелыми — их ждала непаханная сотни лет земля, которую пришлось буквально возрождать из песка. Большую опасность представляли постоянные набеги арабских банд, поджигавших посевы, грабивших инвентарь и терроризировавших поселенцев. Стычки с ними зачастую приобретали характер затяжной войны. Для борьбы с арабскими бандами стали создаваться еврейские сторожевые отряды ха-Шомер, одним из первых командиров которых стал сын Авраама Куракина — Ицхак. Сын Ицхака, Реувен Куракин, погиб в схватке с арабами. Жизнь еврейских поселенцев всегда была связана с винтовкой и плугом. Только глубокая вера и недюжинная сила позволили Куракиным и их товарищам выстоять и победить в этой непрерывной войне за право жить на своей земле. Род Куракиных из поколения в поколение дает Израилю крестьян и воинов.
Преданность родной стране приходится оплачивать собственной кровью. Менахем Куракин родился в 1922 году и с детских лет занимался крестьянским трудом на родительской ферме. Уже в пятнадцать лет он вступил в Хагану — еврейскую подпольную армию и принял участие в боях с арабами. Командование Хаганы выбрало его в числе лучших бойцов для подготовки на курсах морских коммандос. В начале Второй мировой войны британское командование обратилось к Хагане с предложением о проведении совместных операций против нацистов и их приспешников. Восемнадцатилетний Менахем Куракин вошел в группу из двадцати трех еврейских и британских коммандос, перед которой была поставлена задача атаковать штаб пронацистского режима Виши в ливанском порту Триполи. В январе 1941 года корабль с бойцами вышел из хайфского порта. Назад он не вернулся... В 1948 году в огне Войны за независимость родилось государство Израиль. Тогда еще немногочисленному населению еврейского государства пришлось противостоять вероломному нападению армий десяти арабских стран. Враг был разгромлен, но победа досталась нелегко. В бою при прорыве блокады Иерусалима погиб еще один представитель куракинского рода – 18-летний Рафи Коэн.
Представитель пятого поколения Куракиных, Йоси, родился в 1964 году в семье офицера морского спецназа Арье Куракина. У мальчишки всегда был перед глазами пример отца — участника многих отчаянных по смелости боевых операций, и потому для него не было проблемы выбора профессии на всю жизнь. В школе Йоси занимался боевыми искусствами, увлекался регби и виндсерфингом. В 10–м классе прошел курс подготовки боевого пловца на морской базе Гадны. В 1983 году был призван в армию и прошел отбор в морские коммандос. Армейская карьера Йоси складывалась удачно: офицерские курсы, командование взводом, ротой морского спецназа, постоянное участие в боевых операциях в тылу врага... В характеристиках командованием отмечались такие его качества, как личное мужество, твердый командирский характер, авторитет у подчиненных, профессионализм и инициативность. В 1995 году Йоси Куракин получил звание подполковника и возглавил подразделение морских коммандос, с которым не раз шел в бой. 24 сентября 1997 года подполковник Йоси Куракин со своими бойцами ушел в последний бой в тылу врага...
Род Куракиных давно уже пустил глубокие корни на земле Израиля, более тысячи потомков Авраама Куракина живут по всей стране. 4 мая 2003 года, в день 55-й годовщины государства Израиль, почетное право зажечь юбилейный факел на горе Герцля в Иерусалиме вместе с президентом государства  было доверено Нево Куракину, восьмилетнему сыну Йоси..

 

 

 

 

http://lelchukfamily.com/znamenitye-lyudi-evrejskoj-natsionalnost/znamenitye-evrei/evrei-uchyonye-kosmonavty-genii-i-mudretsy/geroi-izrailya/

 

 

 

 

Субботники

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Субботники — распространенное официальное название последователей христианских или околохристианских вероучений, соблюдающих субботу (подобно иудеям). В их числе: всемирная Церковь адвентистов седьмого дня. Термин «субботники» не относится к иудеям.

Содержание

Ересь жидовствующих

Движение субботников в России в конце XVIII и начале XIX века

История

В конце XVIII века в России зародилось религиозное движение «субботников», отличительным характером которого было соблюдение субботы. Начало распространения этого движения в России относится к царствованию Екатерины II. До конца 1820-х годов субботники сосредоточивались преимущественно в губерниях Воронежской (в уездах Павловском и Бобровском в 1818 г. их было 503 чел., а в 1823 г. — 3771), Орловской, Московской, Тульской, Саратовской. После правительственных мероприятий 1806, 1825 (когда был издан указ синода «о мерах к отвращению распространения жидовской секты под названием субботников» — П. С. 3. т. XL, № 30436а) и 1826 гг. Субботники, открыто признававшие свою принадлежность к этому религиозному движению, были выселены в предгорья Кавказа, в Закавказье и в Иркутскую, Тобольскую, Енисейскую губернии Сибири.

На прежних местах жительства осталось, однако, немало «скрытых» субботников. Точно определить число субботников в Европейской России и Сибири невозможно; больше их на окраинах, но ни в одном пункте не насчитывалось их в те годы более 2500. Не установлено вполне и исповедуемое ими учение, тем более, что оно разнится в различных губерниях.

Учение, обычаи

Первые официальные данные об их учении (в синодском указе 1825 г. и в сообщении архимандрита Григория) весьма неопределенны. По словам указа, «существо секты не представляет полного тождества с еврейской верой», хотя она и признает обрезание, устанавливает празднование субботы, допускает произвольные браки. По сообщению архимандрита Григория, московские субботники не производят обрезания, но вообще держатся чисто еврейских догматов. По позднейшим исследованиям, в одних местах субботники соблюдали обряды по закону Моисееву, но не признавали Талмуда, и молитвы читали на русском и церковно-славянском языках; в других (напр. в Пятигорске и Иркутской губ.) носили русскую одежду и вообще придерживались русских обычаев. Одни субботники вовсе не признавали Иисуса как Христа и ждали пришествия Мессии, Мошиаха, Христа, как царя земного; другие считали Иисуса святым человеком, пророком и смеялись над ожидавшими пришествия царя земного. Одни вовсе не признавали Евангелие, другие только ставили его ниже Ветхого Завета. Общих признаков учения субботников можно установить очень немного: это — обрезание, признание Божества в одном лице, то есть непризнание Троицы, высший авторитет Ветхого Завета и празднование субботы, отрицание икон, клира. Все почти единогласно, и частные, и официальные исследователи, сообщают, что субботники трудолюбивы, грамотны и беспрекословно исполняют требования начальства, и что в их среде не замечается пьянства, разврата и нищеты. Ср. Н. Астырев, «Субботники в России и в Сибири» («Северный вестник», 1891, № 6).

Субботники и евреи

Уже с самого начала XIX в. субботники вступают в контакты с ашкеназскими евреями, жившими вне черты оседлости, и с крымскими караимами. В конце XIX — первой половине XX в. почти в каждой общине субботников (иудействующих) жили евреи, выполнявшие обязанности учителей, шойхетов, раввинов. С другой стороны, во многих еврейских общинах за пределами черты оседлости иудействующие, переселявшиеся в города, были приняты в качестве полноправных членов. Однако полной ассимиляции иудействующих ашкеназскими евреями не произошло: вступая в браки с ашкеназами и с горскими евреями, считая себя частью еврейского народа, иудействующие сохранили свое особое групповое самосознание. Это проявляется, в частности, в самоназваниях «геры» или «гейрим» (ими часто пользуются субботники, чтобы отличить себя от «природных евреев») и в нарративных практиках современных геров и субботников, противопоставляющих свою приверженность религии недостаточно ревностному, с их точки зрения, соблюдению «закона» или даже атеизму нынешних евреев. Эти и другие особенности группового самосознания иудействующих воспринимаются зачастую современными русскими или израильскими евреями (особенно — далекими от религии) как признак «сектантства».

Субботники в XX веке

Манифест о свободе совести (17 апреля 1905 г.) положил конец всем законам, направленным против субботников. Однако администрация, часто смешивая их с евреями, применяла к ним ограничения и министерство внутренних дел было вынуждено в циркулярах от 1908 г. и 1909 г. разъяснить, что иудействующие имеют одинаковые права с коренным населением. К началу XX века общины субботников существовали в 30 губерниях Российской империи и насчитывали десятки тысяч человек.

В 1920-21 гг. субботники Воронежской губернии из селений Озерки, Клеповка, Гвазда, Бутурлиновка, Верхняя Тишанка и др. переселились на бывшие помещичьи земли, где образовали два отдельных селения — Ильинка и поселок Высокий. Изолированность проживания, сплоченность и сильное духовное руководство привели к тому, что большая их часть полностью восприняла ортодоксальный иудаизм и отождествила себя с евреями. В 1920-х гг. в Ильинке возникла сельскохозяйственная коммуна (с субботним выходным днем) под названием «Еврейский крестьянин» (так первоначально назывался и колхоз, который после укрупнения вошел в колхоз «Россия»). В 1920-е гг. туда для помощи в религиозном воспитании и налаживании религиозной жизни неоднократно приезжали евреи.

В 1937 г. синагога в Ильинке была закрыта, изъяты четыре свитка Торы, два из которых позже были возвращены. В 1930-е гг. во время оформления документов некоторые жители вышеуказанных поселков (особенно Ильинки) настаивали на записи «еврей» в актах гражданского состояния в графе «национальность». По данным исследования, проведенного в 1960-х гг. Институтом этнографии АН СССР, даже в менее ортодоксальном Высоком в 1963 г. из 247 мальчиков дошкольного возраста лишь 15 не были обрезаны, а в 1965 г. в Йом-Киппур в этом поселении никто не вышел на работу. В Ильинке обязательно обрезали всех новорожденных мальчиков (для этого ездили в Воронеж и на Кавказ), не было ни одного случая смешанного брака, соблюдались суббота и еврейские праздники, а также частично кашрут (только в домашних условиях).

В 1973-91 гг. большинство жителей Ильинки уехали в Израиль.

Церковь адвентистов седьмого дня

Численность

Адвентисты седьмого дня. В СССР было около 21 тысяч представителей церкви адвентистов седьмого дня, которые также соблюдают субботу. Сегодня их гораздо больше. Имеются также адвентисты-реформисты и христиане седьмого дня, отколовшиеся от АСД.

Субботники. По официальным данным, количество соблюдавших субботу в Российской империи измерялось десятками тысяч человек. Однако подсчетам числа субботников и неправославных в России, как показали исследователи еще в XIX в., доверять нельзя. Данные эти заведомо занижены, причем попытки вводить поправочные коэффициенты также выглядят малоосновательными: даже порядок этих коэффициентов установить невозможно. В современной России, по самым скромным подсчетам, количество соблюдающих субботу измеряется десятками тысяч человек.

Адвентисты в России

В России представители всемирной церкви Адвентистов седьмого дня вначале были главным образом распространены среди немецких колонистов бывшей Таврической губернии, малоземельного крестьянства Южной Украины, Дона, Северного Кавказа, Поволжья, Прибалтики, Сибири. В 1908 Адвентисты создали самостоятельный союз.

 

 

 

 

 

РУССКАЯ ИУДЕЯ

Андрей Кротков

Глухие разговоры взрослых о таинственных «русских евреях», обитающих где-то в самом сердце Черноземья, я впервые услышал еще в подростковом возрасте. Спровоцированы эти разговоры были служебной командировкой одного из знакомых моих родителей (нееврея) в те края; пришедши к нам в гости, он рассказывал об увиденном и услышанном с таким неподдельным ражем, что даже присутствовавшие среди гостей евреи слушали его затаив дыхание и задавали вопросы. На которые, увы, очевидец ничего толком ответить не мог – ибо в сути вопроса разбирался слабо (если разбирался вообще). Только повторял, как сакраментальную фразу, врезавшееся ему в память наиболее яркое впечатление: «Представляете – мужики как мужики, бабы как бабы... Ватник, кепка, кирзовые сапоги... Физиономии – как есть Ваньки и Маруськи... На тракторах ездят, коров пасут, в поле работают, водочку употребляют... А оказывается – евреи!»

 


На дворе стоял конец 60-х годов, стол для гостей был накрыт в обычном ассортименте и облике тех дефицитных времен; вокруг стола сидели яркие представители первого поколения советской интеллигенции – все родившиеся в начале 20-х, все (разумеется, мужчины) фронтовики, все с высшим образованием, все весьма далекие от какой-либо религиозности и церковности, все легкие фрондеры по отношению к советской власти и в то же время верные служащие этой самой власти, секуляризованные, ассимилированные, напрочь оторвавшиеся от своих русско-крестьянских и еврейско-местечковых корней... Сообщение наблюдательного командировочного хотя их и заинтересовало, но вскоре быстро утонуло в обычном веселом беспорядке дружеского застолья, а когда принятые на грудь индивидуальные дозы дошли до приличного объема – и вовсе позабылось.

«Возвращение к теме» состоялось для меня много позже, когда я сам уже успел получить высшее образование и служил по одному из скромных советских департаментов в чине коллежского регистратора (это не шутка – мое служебное положение как раз этому чину примерно и соответствовало). А стало быть, был погружен в ту атмосферу легкого и неагрессивного, но ехидного и бдительного государственного антисемитизма, которая обычно царила на нижних этажах советской чиновничьей пирамиды. Как раз тогда особенно остро обсуждались проблемы еврейской эмиграции, «выездных», «невыездных» и «отказников», печать галдела насчет происков «мирового сионизма», а в обществе циркулировали всевозможные домыслы на еврейскую тему – от угрюмо-черносотенных до весьма изощренных (но от этого не менее лживых). Особенно в этом вопросе усердствовали активисты-общественники, передовики так называемой системы политучебы. Слушая их, я через некоторое время (и не без помощи здравомыслящих, не пришибленных идеологией людей) понял, что распространяемую ими информацию нужно, во-первых, воспринимать «с обратным знаком», а во-вторых, извлекать из нее квадратный корень – лишь тогда на умственном горизонте замаячит что-то вроде слабого контура истины. Именно от этой публики я второй раз в жизни услышал «страшные» рассказы про обитающих в центре России «объевреенных» русских мужиков и баб, до которых неведомо как дотянулась вседосягающая длань агрессивного Сиона.

Но сколько-нибудь точные сведения о «черноземных русских евреях» мне удалось получить только на самом излете советской эпохи, когда большинство страшных тайн развеялось и появились относительно незамутненные источники.

 

В официальной версии отечественной истории господствует представление, согласно которому монолитное вероучительное и организационное единство византийского церковного православия не знало серьезных внутренних раздоров и потрясений, за исключением разве что трагедии Раскола в XVII веке, этой «русской Реформации наоборот». Между тем это вовсе не так.

Первые серьезные толчки имманентной критики и диссидентских вероучительных сомнений и разногласий внутри православия (причем исходившие как от клириков, так и от мирян) начались синхронно с аналогичными событиями в Западной Европе – во второй половине XIV века, на фоне общего духовного кризиса, охватившего тогда весь христианский мир. Русские «сходномышленники» Джона Болла, Джона Уиклифа и Яна Гуса явились на свет в Новгороде Великом – городе, не знавшем татарского покорения, самом прозападном, открытом и, по понятиям того времени, вольнодумном, состоявшем в Ганзейском союзе. Вековые традиции вечевого управления этой «феодальной республики», конечно, не подразумевали никакого гражданского общества и никаких свободных дискуссий, но там еще можно было открывать рот без опасения сразу оказаться без головы. Да и граница была рядом...

Эти первые русские протопротестанты получили странное имя – стригольники, а общая тенденция их вероучительных отклонений шла в ту же сторону, что и весь раннепротестантский дух в целом. Осуждение церковного стяжательства и мздоимства, претензии к иерархии вплоть до высказывания сомнений в ее нужности, недовольство порядком совершения таинств исповеди и причащения, поиски идеала первоначального христианства с неизбежным обращением к авторитету Ветхого Завета, суждения о возможности распространения апостольского преемства благодати не только на рукоположенных священнослужителей, но и на мирян (то есть отдаленное приближение к будущему лютеранскому принципу «оправдания одною верой»)...

Еретиков иногда мирно выслушивали, иногда дискуссионно поколачивали; иногда, в качестве последнего аргумента, топили в Волхове. Церковные власти встретили их, естественно, в штыки, и уже к концу 1420-х годов усилиями епископата стригольники перестали существовать физически, как и их сочинения, полностью и тщательно уничтоженные. Отрывочные сведения о сути учения стригольников сохранились лишь в полемических сочинениях против них и в летописях.

Своеобразным дальнейшим развитием учения стригольников стала явившаяся через сто лет (в 1471 году) в Великом Новгороде «ересь жидовствующих» (термин придуман Иосифом Волоцким, главным поборником государственного православия и «жестоковыйным» борцом с инакомыслящими), которую якобы принес и распространил некий раввин Схария, пришедший в Великий Новгород из Киева (тогда входившего в состав Великого княжества Литовского). «Жидовствующие» были уже более вероучительно радикальны – они отрицали монашество, почитание мощей, икон и креста, поклонение святым, отрицали божественную природу Иисуса Христа и признавали его лишь Сыном Человеческим и одним из пророков, требовали строгого бескомпромиссного монотеизма, настаивали на последовательном удержании ветхозаветной традиции в формировании корпуса текстов Священного Писания (то есть на сохранении древнееврейской структуры Ветхого Завета и на переводе его непосредственно с древнееврейского языка, а не с текста греческой Септуагинты).

Неудивительно, что весь этот набор раннепротестантских взглядов на догматику и богослужебную практику христианской церкви воспринимался православными (и католическими) ортодоксами как «иудейство» – другой шкалы отсчета, другого предмета для сравнения просто не было. О ереси провансальских катаров-альбигойцев на Западе за двести с лишним лет уже забыли, тихо тлевшая ересь балканских богомилов исчезла вместе с павшей под ударами турок Византией (почти все балканские богомилы вскоре перешли в ислам); зато образ «врагов Христовых», как раз в это время в массовом порядке (после изгнания их из Испании в 1492 году) прихлынувших в Центральную и Восточную Европу, был перед глазами.

Сложная религиозно-политическая интрига вокруг «жидовствующих», в числе сторонников которых одно время были даже настоятели соборов Московского Кремля и члены великокняжеской фамилии, завершилась в 1504 году по настоянию Иосифа Волоцкого физическим истреблением части их и бегством уцелевших за границу.

Однако семена сомнения были посеяны. Поиски точки, в которой нарушилось древнее преемство истинной единобожной веры и утвердилось «неистинное заблуждение веры кесарской и архипастырской» и от которой следует пройти путем ищущего духа назад в поисках оброненной истины, – такие поиски среди русских верующих на некоторое время прекратились, но лишь затем, чтобы возобновиться по пришествии иных, более благоприятных времен.

В России в середине XVIII столетия эти поиски проявились в особо парадоксальной форме. В среде нескольких параллельно возникших групп этнических русских вероискателей совершилась «обратная эволюция» вероучения – от соборного православного христианства через квазипротестантские представления к ветхозаветному иудаизму времен Ездры и Неемии. В официальных документах того времени их называли «жидовствующими» (вслед за Иосифом Волоцким, хотя прямая связь между немногочисленными еретиками XV века и достаточно многочисленными «отклоненцами» XVIII века никак не просматривалась) или чуть помягче – «иудействующими». Название «субботники» закрепилось позже, уже в XIX веке. К тому же средневековые ереси были типичными «революциями сверху», так как исходили от образованных людей высокого социального положения, имели характер элитарных доктрин и явно «импортное» происхождение. А движение субботников было низовым, крестьянским по составу, самородным, проповедовалось законоучителями-самоучками, и никакими еврейскими «агентами влияния», ни закордонными, ни из соседних губерний черты оседлости, в крестьянской среде не инспирировалось.

Основной посылкой сомнений, главным отправным пунктом подобного хода мыслей было невосприятие христианского догмата о Святой Троице (антитринитаризм), ибо в этом догмате, чрезвычайно трудном для усвоения и понимания, усматривалось позднейшее «фарисейское ухищрение», начало уклонения от принципа единобожия, фабрикация «неистинной» веры.

Реальный феномен субботничества, то есть «самозародившегося» иудаизма без этнического еврейского субстрата, весьма сложен и неоднороден. Всех исповедников субботнической веры нельзя равнять по одному ранжиру. Неизвестно даже имя «субботнического Авраама», первовозвестителя учения. Самый первый документ с упоминанием об иудействующих – «Розыск о раскольничьей барынской вере» (опубликован в 1745 году, хотя составлен около 1709–1710 годов) митрополита Дмитрия Ростовского, в котором сказано о появлении на Дону неких отступников от христианской веры, «иже по-жидовски субботу постят и святых икон уклоняются».

Распространение субботничества в те времена нельзя назвать стремительным. Однако уже в начале XIX столетия властями было отмечено появление групп субботников на юге Московской губернии, в губерниях Тульской, Орловской, Рязанской, Тамбовской, Воронежской, Архангельской, Пензенской, Саратовской, Ставропольской и в области Войска Донского. По сведениям, которые в 1823 году представил кабинету министров граф Виктор Кочубей (министр внутренних дел), общее число субботников в империи приблизилось к 20 тыс. человек. Вскоре явился и официальный правовой документ – синодский (не императорский и не кабинетский!) указ 1825 года «О мерах к отвращению распространения жидовской секты под названием субботников». Меры пресечения назначались типичные для того времени – отдача в рекруты уличенных в публичном распространении ереси («буде они к несению воинской службы пригодны»), ссылка непригодных на поселение в Сибирь (первоначально – в «места не столь отдаленные», т. е. не дальше Западной Сибири; впоследствии в списке мест ссылки появились и Забайкалье, и Дальний Восток). Предусматривалась немедленная депортация «настоящих» евреев из всех местностей, где обнаруживалось присутствие секты, а если эти местности не входили в черту оседлости, то для нарушителей, помимо депортации, предусматривалось дополнительное наказание – штраф или конфискация имущества.

При Николае Первом субботников (на основе указа от 18 декабря 1826 года) в массовом порядке начали депортировать на Кавказ, в Закавказье и в «места весьма отдаленные» – в Иркутскую, Енисейскую и Амурскую (после 1858 года) губернии.

Лишь после восшествия на престол Александра Второго и некоторой либерализации правоприменительной практики (ограничительные и репрессивные законы не отменялись, но приостанавливались в действии) положение субботников несколько улучшилось. В 1887 году состоялся указ Правительствующего Сената (инстанции, примерно соответствующей нынешнему Конституционному суду), постановивший, что с гражданской точки зрения иудействующие субботники – суть исповедующие признанную в империи, хотя и не «благоволимую» веру, а потому весь уклад их внутренней, в том числе семейной жизни, не является нарушением законов империи, а сами они должны быть признаны лояльными подданными. Тем не менее и после апрельского манифеста 1905 года, установившего в России свободу совести и вероисповедания, субботники постоянно сталкивались с правовыми трудностями – главным образом потому, что не разумевшие суть дела чиновники отождествляли их с этническими религиозными евреями и на этом основании исключали из прав коренного населения, причисляли к «инородцам».

 

Еще в синодском указе 1825 года констатировалось, что «существо секты не представляет полного тождества с еврейской верой». В этом верном, но весьма общем утверждении зафиксирован факт: уже в ту эпоху субботничество представляло собой не единую консолидированную общность, но скорее группу «иудейскоориентированных» толков. Что неудивительно: субботники появлялись в разных местах и в разное время, не имели возможности общаться по причине больших расстояний и затрудненности российского порядка передвижения, зачастую варились в собственном соку толкований Закона и суждений о применении его, практически не контактировали с законоучителями общин российского еврейства (да и не всегда к этому стремились).

К ХХ веку наметилось относительно ясное, хотя по-прежнему условное, разделение толков субботничества на две группы. Это разделение не является общепринятым ни в кругу светских специалистов-религиоведов, ни тем более в кругу пристрастных знатоков и приверженцев ортодоксального иудаизма. Однако все же стоит его привести.

К первой группе принято относить собственно субботников-иудействующих, т. е. принявших «полномерный» алохический иудаизм и ставших евреями по вере и образу жизни (но не по рождению и не по «бремени заповедей»); также к этой группе принадлежали довольно многочисленные субботники-караимиты Тамбовской губернии, воспринявшие «бесталмудный» иудаизм от крымских караимов.

Ко второй группе принято относить христианские (протестантские) деноминации, члены которых придерживаются лишь некоторых предписаний и обрядов иудаизма (празднование субботы, неупотребление в пищу свинины), воспринятых на основе авторитета Пятикнижия Моисеева; это так называемые молокане-субботники, прыгуны-субботники (в свою очередь выделившиеся как толк внутри молоканства) и христианские субботники (внутреннее ответвление адвентизма).

Наибольшую известность уже в советское время получила община субботников, существовавшая в селе Ильинка Воронежской области. Собственно, именно с этой, многочисленной и прочной, общиной и были связаны все путаные слухи и недомолвки относительно «объевреенных русских», циркулировавшие в советском обществе 1960–1970-х годов.

По завершении Гражданской войны и черного передела помещичьих земель в 1920–1921 годах группа субботников Воронежской губернии создала на новом месте компактное поселение из двух пунктов – села Ильинка и поселка Высокий. В рамках официальной советской политики «аграризации еврейства» (т. е. наделения желающих евреев землей, права владения которой они были лишены по законам Российской империи) в селе Ильинка появилась сельхозкоммуна «Еврейский крестьянин». Коммуна эта явила те же особенности, что и существовавшие тогда многочисленные сельхозкоммуны российских немцев, толстовцев и меннонитов: внутренняя консолидация, религиозная сплоченность, высокая культура труда и столь же высокие традиции быта и семейной морали выдвинули «еврейских землепашцев» в число процветающих хозяйств.

Колхозные времена еще не настали, а когда настали, то «переформатированная» в колхоз коммуна сохранила свое экзотическое название – и сохраняла его до 1934 года, когда в СССР началась кампания укрупнения колхозов, и «Еврейский крестьянин» вошел в состав колхоза «Россия».

Тогда же, в 1920-х, субботники Ильинки и Высокого вошли в прямые контакты с представителями еврейских общин, что окончательно поставило точку в их религиозной самоидентификации. Ильинские субботники стали ортодоксальными иудеями нееврейского происхождения, перестали вступать в смешанные браки, стали называть себя и детей еврейскими именами в их ветхозаветном звучании (хотя с точки зрения ономастики «типично русское» имя Иван – вполне еврейское по происхождению), строго соблюдали годовой цикл праздников (и столь же строго игнорировали праздники советские), восприняли всю внешнюю атрибутику иудейской религиозной обрядности (покрывало-талис, молитвенные ларчики-тфилин, шапочка-кипа), в домашних условиях придерживались кашруса, привлекали внимание окружающих обычаем носить головной убор даже в доме.

 


Когда в 1932–1934 годах в СССР началась паспортизация населения, ильинские субботники, как колхозники, паспортов не получили, но при административных обходах и сборе статистических данных назывались и регистрировались евреями; точно так же поступали они и при обязательной регистрации актов гражданского состояния. То же самое повторилось и в 1954–1955 годах, когда сельское население все же было облагодетельствовано паспортами.

Живя вдалеке от крупных городов с их политическими страстями, вдалеке от бдительного начальства, воронежские субботники в 1960–1970-х годах не испытывали чувствительного давления атмосферы государственного антисемитизма в той мере, в какой его испытывали евреи столичных центров. Тем не менее вздорная советская политика «тащить-не-пущать» (т. е. подспудное нагнетание антисемитизма с одновременным препятствованием эмиграции) докатилась и до черноземных краев – и сумела в конце концов разрушить вполне благолепный уклад жизни «русских евреев». С 1974 года зажурчал маленький ручеек отъезжающих в Святую землю. Когда же во времена перестройки дела в стране, особенно в сельском хозяйстве, пошли из рук вон плохо, а общественная атмосфера наэлектризовалась вышедшими из подполья черносотенцами, то направление движения жизни стало ясным. К 1991 году почти все ильинские субботники перебрались в Израиль.

О том, как живется в Израиле бывшим российским «еврейским землепашцам русского корня», ходят самые противоречивые слухи и сообщения. Проверить их на расстоянии сложно, да и на месте непросто – большинство субботников поселились в галилейских кибуцах и не проявляют стремления общаться с журналистами и празднолюбопытствующими. Инстанции, ответственные за процедуру гиюра, высказывают скептические мнения относительно «правильности» бывших российских субботников. Сами термины «субботники» и «геры», применяемые как названия этой группы, считаются некорректными и критикуются. Зато есть слухи (опять-таки слухи!), что самыми близкими и контактными партнерами в израильской жизни для бывших россиян-субботников стали бывшие российские хасиды...

Кроме старого сокрушения «Неисповедимы пути Г-сподни», тут, пожалуй, с нееврейской точки зрения ничего больше и не скажешь.

 

 

 

 

http://www.lechaim.ru/ARHIV/188/krotkov.htm



Создан 30 дек 2012



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Shalom - Free Jewish Dating
html clock бесплатные часы для сайта
Flag Counter  Заметки по eврейской истории Еврейские Знакомства :: JewishClub.com Покупки в Германии: авиабилеты, звонки, посылки, автомобили счетчик посещений LINK_ALT Объявления и сайты русской Германии Еврейский мир "ROT SCHILD" Вас приветствует! www.lirmann.io.ua