История возрождения еврейского государства

 

История возрождения еврейского государства

Израиль и окружающий мир



31.12.2013


Георг МОРДЕЛЬ

 

 

Есть такая замечательная книга – “Они были первыми”. Ее автор Адам Акерман, сотрудник центрального архива “Керен а-кайемет”, рассказывает, кто те люди, чьими именами названы улицы, города и кибуцы в Израиле, и как евреи возвращали своей стране леса, истребленные эллинами, римлянами, крестоносцами, турками и арабами.

Акерман рассказывает, как и когда евреи решились селиться вне крепостных стен Иерусалима, вне ворот, запиравшихся с наступлением темноты. В тесном пространстве меж крепостными стенами евреи (а это были хасиды, которых содержали еврейские общины Великобритании, Франции, Германии) прозябали в великой нищете, в тяжелейших жилищных условиях, ограничивали рождаемость и платили дань турецким властям и арабским соседям за позволение жить.

Так длилось сто лет. В 1842-м царь Николай I подписал новое “Распоряжение о кантонах”, вследствие коего в рабочие батальоны были “застрижены” 45 тысяч еврейских детей в возрасте 12-13 лет. Царь установил квоту – с каждой тысячи “жидов” брать в кантоны десять. У цыган отнимали с каждой тысячи шесть, а с православных – семь подростков.

Срок службы составлял 25 лет. Для евреев попасть в кантонисты было страшной трагедией – либо умирай с голоду, либо ешь не кошерное, молиться их заставляли по православному обряду, насильно крестили.

Эти гонения так расстроили британского миллионера Моше Монтефиоре, что он прибыл в Санкт-Петербург и попросил аудиенции у царя. Николай I ни до того, ни после с евреями не встречался. Для гостя из Лондона было сделано исключение. Мозес (Моше) Монтефиоре был владельцем банка, участвовал в боях против Наполеона и уволился после войны в чине капитана, вместе с Ротшильдом учредил первую в Англии компанию по страхованию жизни и основал первую в Европе фирму по освещению улиц газовыми фонарями. В 1837-м он был избран шерифом Лондона и возведен королевой Викторией в рыцарское звание. В 1846-м она пожаловала ему титул баронета. Сэр Монтефиоре оплатил прокладку железной дороги Иерусалим-Яффо и водопровода в священном городе, оплатил работы по укреплению Стены плача и получил у турецкого султана фирман, предоставивший евреям в турецкой империи религиозную автономию.

Монтефиоре просил царя взять евреев под защиту. Император отказался и предложил взамен: “Возьмите единоверцев, сколько угодно, с собой, не платя выездные пошлины”.

Сэр Мозес вернулся в Лондон и отправил в Иерусалим своего поверенного узнать, сколько евреев может принять местная община. Доверенный, Эдмунд Леве, вернулся с плохими вестями: в крепостных стенах никак не возможно приютить хотя бы еще сто душ.

“Значит, будем строить еврейский квартал за стенами!” – сказал Моше, скупил земли вблизи них и построил там квартал Ямин Моше. Евреи боялись переселяться “в открытое место”. Новые дома пустовали. Тогда Монтефиоре нанял для них охрану – бедуинов.

Еврейские населенные пункты пользовались услугами наемных сторожей – арабов, бедуинов, друзов и христиан, которых вербовали в Европе, до конца XVIII столетия. Барон Эдмунд Ротшильд скупал в Палестине тысячи дунамов земли и сдавал в аренду репатриантам из Польши, Литвы, с Украины и из России, нанимая для их обучения французских и немецких агрономов и арабских сторожей. Барон внес в свои дневники ряд записей, где записал, что снова и снова удивляется способности сынов Израиля “возвращаться к исконному занятию предков” – работе на земле, но был уверен, что охранять себя евреи не способны. В 1904-м в Нес-Циону приехал Исраэль Шохат, уроженец Польши, 1886 года рождения. Никакому ремеслу он обучен не был и поступил в батраки к некоему Гойфману. Виноградники этого уроженца Ковно охраняли арабы. Шохат предложил себя на роль старшины охраны. Вскоре ему надоел Гойфман, и он поступил на работу к другому арендатору Ротшильдовых земель. И здесь Шохат настоял на том, чтоб ему поручили надзор за охраной. Так он до 1915 года кочевал с фермы на ферму, и за ним шла слава отменного сторожа. За 10 лет сторожевой работы Исраэль поступил на юридический факультет в Константинополе – наряду с Бен-Гурионом и Бен-Цви, – получил диплом адвоката, но занялся созданием фирмы по охране еврейских угодий и назвал ее “а-шомер”. В 1915-м его, как других видных сионистов, сослали, и он очутился в Анталии, откуда в 1919-м вернулся в Эрец-Исраэль и основал Партию трудового единства (“Ахдут а-авода”), “Хагану” и “Трудовой батальон имени Трумпельдора”.

Исраэль Шохат был сторонником Аарона Давида Гордона, идеолога халуцианского движения (“Халуц” – первопроходец, впередсмотрящий, пионер-зачинщик). Гордон приехал в Эрец-Исраэль в возрасте 48 лет, но нанялся батраком на виноградник, потому что считал условием здорового образа жизни физический труд, работал сборщиком цитрусовых на плантациях Петах-Тиквы, на винном заводе в Ришон ле-Ционе, 11 мае 1912-го перебрался в Галлилею, был тяжело ранен в боях с бандитами-арабами, выздоровел и вернулся к физической работе, хотя с 1909-го начал публиковать статьи в журналах на иврите, проповедовал еврейское толстовство: труд на земле, отречение от богатства, не принимал марксизм, так как это учение враждебно велению Бога. Гордон основал кибуц Дгания Алеф и умер в 1922-м.

Шохат вдобавок к “гордонизму”, настаивал на конспирации. Организация “а-шомер” была построена по принципу подполья, чтобы турки, а позднее англичане и посторонние евреи не знали, сколько в ней людей, какое вооружение и какие у нее планы. Вступая в организацию, надо было поклясться, что никто не узнает об этом без согласия командира звена, хранить молчание о ее делах и планах и, конечно же вступить в партию “Ахдут а-авода” – Трудового единства. Принимали не сразу, а после испытательного срока не меньше двух лет.

Шохат к тому же был членом сверхтайной организации “Бар Гиора”, основанной в Яффо в 1907 году. Среди первых 10 членов был Ицхак Бен-Цви – будущий президент Израиля. С 1909-го “Бар Гиора” охраняла семь еврейских населенных пунктов, в том числе Реховот, Хадеру и Ришон ле-Цион.

Стражи были обязаны изучать арабский язык и носить ту же одежду, что арабы. После начала Первой мировой войны члены организации разошлись во мнениях. Гилади и Шохат начали готовиться к борьбе против турецкой власти. Португали требовал поддерживать ее – на благо евреев. К тому времени “Бар-Гиора” растворилась в рядах организации “а-шомер”, выполнявшей функции бюро по прокату охранников.

В 1913-м Шохат и его товарищи занялись еще и строительством еврейских поселений. Их силами было создано поселение Тель-Адашим, где родился Рафаэль Эйтан, начальник генштаба Армии обороны Израиля во время Ливанского похода.

В 1925-м Шохат нарушил решение Сохнута и отправился в СССР – договариваться о сотрудничестве. Коминтерн от этого предложения отказался, потому что Сталин считал более перспективным союз с арабами Палестины. Когда Шохат вернулся из Москвы, его исключили из партии.

Шохат умер в 1961-м и похоронен на кладбище членов “а-шомер” в Кфар Гилади.

* * *

“Шомер” продолжал нести охрану кибуцев и на его основе была создана “Хагана” (“Оборона”). К тому времени – начало двадцатых годов – в Эрец-Исраэль действовали пять рабочих партий, партия “общих сионистов”, либеральная и организация ревизионистов, которую создал Жаботинский. Владимир Евгеньевич (Зеэв) Жаботинский, одессит 1880 года рождения, в 18 лет стал спецкором газеты “Одесские новости” в Берне, затем в Риме. Член сионистского движения с 1903 года, знаменитый фельетонист и переводчик (его статьи и переводы хвалили Короленко и Горький), в 1917-м добился от англичан создания еврейского вспомогательного полка, прошел курс сержантов, воевал против турецких войск в Трансиордании, в составе еврейского батальона перешел реку Иордан, был произведен в лейтенанты и после демобилизации поселился в Иерусалиме.

Исполнительный комитет всемирной сионистской организации долго и упорно срывал усилия Жаботинского, Рутенберга, Гроссмана и других патриотов еврейского государства добиться от англичан согласия на создание Еврейского легиона. Исполком ВСО считал, что для евреев важней всего нейтралитет. Жаботинский, так же, как Трумпельдор, полагал, что участие евреев в войне на турецком фронте сыграет положительную роль и Лондон выполнит обещания, которые содержатся в декларации лорда Бальфура, – создать в Палестине национальный дом для еврейского народа.

Лорд Артур Джеймс Бальфур получил портфель министра иностранных дел после победы консерваторов во главе с Ллойд Джорджем на парламентских выборах в декабре 1916-го. 2 ноября 1917 Бальфур направил лорду Ротшильду письмо, в котором выражал согласие правительства помочь евреям создать свой национальный дом в Палестине. Лорд Бальфур представлял Великобританию на конференции союзников в Версале в 1919-м и настоял на внесении в текст мирного договора обязательства победителей создать национальный дом для евреев в Палестине.

Лорд Бальфур в Тель-Авиве

В документах Версальского мирного договора не содержалась конкретизация этого пункта. Французская делегация отклонила идею Бальфура – в мае 1916-го англо-французская комиссия Сайса-Пико поделила (на бумаге) Ближний Восток. Палестина – по обе стороны реки Иордан и Голанское плато отходили к Великобритании. Сирия и Ливан – к Франции. Париж готовился управлять бывшими территориями Турции в согласии с арабами. Еврейский национальный дом должен был, по мнению французов, вызвать сопротивление мусульман. В конце 1919-го портфель министра иностранных дел в Лондоне перешел к другому министру, принявшему точку зрения высших чинов министерства по делам колонии: арабы никогда не потребуют независимости, евреи только к ней и стремятся.

В январе 1922-го министр по делам колонии Уинстон Черчилль распорядился отделить Трансиорданию от Палестины, а в мае 1923-го французы добились от англичан перекройки подмандатных территорий. Голанское плато пристегнули к Сирии.

Зеэв Жаботинский в униформе Еврейского легиона

Жаботинский жил с марта 1920-го в Иерусалиме и опротестовал решение распустить Еврейский легион, так как был уверен, что арабы прибегнут к террору. Легион – не без стараний Бен-Гуриона – был распущен, и тогда Жаботинский сформировал из бывших легионеров отряды самообороны. На Песах 1920-го иерусалимский муфтий Хадж Амин аль Хусейни учинил погром. Рота еврейской самообороны вступила в бой с погромщиками, окружившими еврейский квартал в Старом городе. Британская полиция взяла под защиту арабов. Жаботинского арестовали. Военный трибунал приговорил его к 15 годам каторжных работ.

В ответ на улицы Иерусалима высыпало более 15 тысяч демонстрантов, блокировавших учреждения британской администрации. Сионисты Америки, Англии и Франции осаждали представительства Его Величества короля Георга Пятого.

Дело Жаботинского поставило британское правительство в неприятное положение, и на Суккот 1920-го приговор трибунала был отменен.

Рядовой Бен-Гурион, Еврейский легион (1918 год)

Выйдя на свободу, Жаботинский вступил в конфронтацию с исполкомом Всемирной сионистской организации и социал-сионистами Бен-Гуриона и Хаима Вейцмана. Он настаивал на воссоздании Еврейского легиона для защиты “национального дома”. Левые возражали, они считали, что это еще больше обострит отношения с британскими властями, и отстаивали идею создания подпольной военной силы, подчиненной Сохнуту – то есть им же.

В декабре 1990 года архивы британского министерства по делам колоний были частично открыты. Выяснилось, что руководство социал-сионистов вступило в сговор с англичанами о выдворении Жаботинского из Палестины, так как он одинаково опасен для тех и для других.

В 1923-м он уехал в Европу и объезжал центры еврейской жизни, читал лекции, доказывал, почему политика Бен-Гуриона и его помощников вредна для еврейского народа. В частности, говорил он, потому, что социал-сионисты намерены строить в Эрец-Исраэль “царство серпа и молота”, тогда как главная задача евреев – создать собственное независимое государство.

В 1925-м в Париже Жаботинский учредил ревизионистское движение и стал главным врагом X.Вейцмана, Бен-Гуриона, Бен-Цви и других лидеров Гистадрута и Сохнута. У Жаботинского сохранился палестинский паспорт, в мае 1928-го он вернулся в Иерусалим и тайно от англичан и “рабочих” партий создал ядро военной организации ЭЦЕЛь – “Иргун цваи леуми” (Национальная военная организация). В августе 1929-го арабы учинили погромы в Иерусалиме, Моце и Хевроне. В Иерусалиме они столкнулись с отрядами “Хаганы” и ЭЦЕЛя и в тот же день утихомирились. В Хевроне жили 700 еврейских семей – все ортодоксы. Они не принимали сионизм, ибо Господь, но их убеждениям, изгнал евреев из страны обетованной за грехи и благословит восстановление еврейского государства лишь с приходом Мессии. Поэтому евреи Хеврона отказались разместить у себя силы самообороны. Арабы убили ножами и топорами 67 человек, ранили более 100. За вооруженные “беспорядки” британские власти Палестины арестовали 12 арабов и 35 евреев. Друзья предупредили Жаботинского, что по настоянию Бен-Цви британский комендант столицы подписал приказ об его аресте, и он уехал читать лекции в Южную Африку. Власти подмандатной Палестины аннулировали его паспорт. Жаботинский поселился в Лондоне.

ЭЦЕЛь ушел в подполье. “Хагана” еще при Шохате была задумана как тайная организация. Официально она была учреждена на съезде партии “Ахдут а-авода” в кибуце Кинерет в июне 1920-го. Там шли ожесточенные споры: Элиягу Голомб и Дов Хоз, бывшие бойцы Еврейского легиона, считали, что “Хагана” должна быть общенациональной. Шохат требовал сохранить ее партийную принадлежность. В декабре на учредительном съезде Гистадрута большинство приняло предложение Голомба и Хоза. Гистадрут взял на себя обеспечение “Хаганы” оружием, тайниками, деньгами, а политическое руководство поручили Сохнуту.

Само собой, у англичан была обширная агентура во всех еврейских организациях. Британские власти решили негласно помогать “Хагане” – в качестве противовеса арабам, но получили обещание Бен-Гуриона и Леви Эшколя применять “Хагану” лишь в крайних случаях и ставить об этом в известность англичан. К стыду Сохнута, его лидеры обязались также отслеживать подпольщиков ЭЦЕЛя и передавать информацию о них, включая явочные квартиры и клички.

Бен-Гурион объяснял свое решение открыто: “В Эрец-Исраэль должна быть только одна власть и одна политическая ориентация”.

* * *

Гистадрут и “трудовые” партии (“Ахдут а-авода, “Поалей Цион-смол”, “а-шомер а-цаир”, “Поалей а-мизрахи”, коммунисты) годами пытались превратить “Хагану” в инструмент Рабочего движения, создавали свое подполье в подполье, то есть дробили силы. Гистадрут и “а-шомер а-цаир” располагали собственной сетью киббуцев и могли прятать там подпольщиков и оружие. В ряде кибуцев работали мастерские по изготовлению оружия, минометов и гранат. ЭЦЕЛь не располагала материальной базой, ее люди укрывались у фермеров и в городах.

Архивы показывают, что “Хагана” насчитывала 1000 активных членов и 5000 резервистов, ЭЦЕЛь – около 250 активных членов. Но “Хагана” как часть еврейской колонии (“ишува”) переживала те же идеологические кризисы, как все еврейское население. В 1931-м часть командиров “Хаганы” в Иерусалиме откололась от общей организации и создала “Иргун бет”, в которую вошли также боевые группы БЕЙТАРа (Брит Иосеф Трумпельдор – молодежное крыло ревизионистов – создано в Риге в 1923-м). Восстание арабов в 1936-м привело к тому, что “Хагана” стала ядром будущей национальной армии со своими курсами молодого бойца, командирскими школами и снабженческими отделами – все в подполье, разумеется. Из Бельгии и Франции в бочках с цементом провозили винтовки и пистолеты, в мешках с яблоками – порох. Так как восстание было направлено и против англичан, они пошли на союз с “Хаганой” и в августе 1936-го провели призыв 3000 евреев-добровольцев в отряды вспомогательной полиции.

К лету 1939-ю Полиция еврейских поселений насчитывала 10 батальонов, оснащенных винтовками и пистолетами, 40 ротными минометами, 50 легкими пулеметами. Общая численность этих легальных формирований равнялась 22 тысячам человек. Летом 1937-го бывшие граждане Польши отправились в Варшаву и договорились с министром обороны о поставках “Хагане” винтовок и патронов с польских складов. В ряде городов Польши были открыты школы военной подготовки еврейской молодежи. Сохнут покупал у англичан въездные сертификаты. Бейтаристы и ревизионисты, согласно спискам социал-сионистов, сертификаты не получали. Архивные данные показывают, что при явном материальном преимуществе левых, популярность правых в Польше, Прибалтике, Франции и США была гораздо выше. Так в Палестине власть и средства находились в руках строителей социализма, а за рубежом ревизионисты получали значительные пожертвования, что в конечном счете шло во вред главной задаче сионизма – возрождению еврейского государства.

Вплоть до марта 1940 года ЭЦЕЛь содержала школу военно-морских сил в Чивитавеккии в Италии. В подходящий для левых момент это обстоятельство позволило им обвинить ревизионистов в союзе с фашистами и смешать “в одну кучу” фашизм и нацизм, хотя Муссолини до лета 1940-го не репрессировал евреев. Впоследствии выпускники морской школы в Чивитавеккии стали капитанами и лоцманами израильского военно-морского и торгового флотов, а более 50 выпускников стали капитанами пассажирских судов, перевозивших с риском для жизни нелегальных олим из Европы в Эрец-Исраэль.

* * *

Восставшие арабы получали оружие и подкрепление из соседних стран и от добровольцев из Боснии. От спорадических нападений на евреев, они перешли к тактике постоянного террора. “Хагана” до тех пор придерживалась тактики “воздержания” (пресловутая “хавлага”) – то есть пассивной обороны. Массовый террор арабов заставил руководителей Сохнута и Гистадрута согласиться с тем, что тактику самообороны надо менять – перейти к активной.

В это время в Иерусалиме служил капитан британской армии Чарлз Уингейт (или Вингейт). С 1928-го по 1933-й он служил в Судане, изучил арабский язык. Его родители были миссионерами, сын знал ТАНАХ и Евангелие и считал, что Палестина должна принадлежать евреям. В мае 1936-го Вингейт был направлен в Палестину, установил контакты с командованием “Хаганы”, создал штаб по руководству наступательными действиями и сформировал полевые подразделения, в том числе ПАЛЬМАХ – “Плугот махац” – ударные роты и “ночные дозоры” или по современной терминологии – спецназ.

В 1939-м британское командование получило из Лондона указание сворачивать карательные операции против арабов и руководствоваться “Белой книгой”, изданной в мае того года с указанием создать в Палестине в течение 10 лет государство с арабским большинством, резко сократить приток евреев и остановить скупку ими земель. Вингейта отправили в Эфиопию, оккупированную итальянцами. Он вызвал к себе ряд командиров ПАЛЬМАХа и назначил их командирами эфиопских батальонов. Англичане заставили итальянцев бежать из Эфиопии. Вингейта наградили высшим орденом и направили в Бирму, где он в чине генерала возглавил отряд, действовавший в тылу японцев. Летом 1944-го он погиб во время авиационной катастрофы в джунглях.

* * *

В феврале 1944-го общая численность всех подразделений “Хаганы” составила 37 тысяч человек, из них в Оборонном корпусе – 30745, в Полевом корпусе – 4609, в ПАЛЬМАХе – 1517 (данные Краткой еврейской энциклопедии, издание Иерусалимского университета). Британским властям стало ясно, что евреи наращивают силы для обретения независимости.

 

Наряду с “Хаганой”, полупризнанной властями мандата, действовали подпольные ЭЦЕЛь и ЛЕХИ, и в мае 1944-го, когда не оставалось сомнений, что гитлеровская Германия будет вскоре разгромлена, перешли к терактам против англичан. ЭЦЕЛь до того времени не предпринимал действия против британской власти, чтобы не ослаблять ее усилия по разгрому нацистов. Организация ЛЕХИ была создана Яиром Штерном и Ицхаком Шамиром, отколовшимися от ЭЦЕЛя, чтобы воспользоваться дефицитом кадров у властей Палестины и вырвать Эрец-Исраэль из-под власти оккупантов.

Действия и само существование еврейских вооруженных сил, не подчиненных Сохнуту, было воспринято Бен-Гурионом и его людьми как вызов. В январе 1944-го лорд Уолтер Эдуард Гинесс Мойн был назначен генерал-губернатором Ближнего Востока с резиденцией в Каире. Он не скрывал своей ненависти к евреям и сионизму и 9 июня 1942-го сказал в палате лордов: “Сионисты срывают все попытки урегулирования еврейского вопроса с немцами, чтобы ценой крови своих собратьев вызвать к себе симпатии во всем мире и заставить нас передать Палестину им”.

14 июня в палате лордов Мойн сказал: “Евреи наполовину перемешались со славянами. Настоящие семиты – это арабы, и по праву они являются хозяевами Палестины”.

Раньше, в декабре 1941-го, Мойн пригрозил турецкому правительству крупными неприятностями, если оно пропустит через Дарданелы пароход “Струма”, на котором из Румынии плыли в Эрец-Исраэль евреи, бежавшие от нацистов. В результате “Струма” 24 февраля ушла в открытое море и была потоплена подводной лодкой – русской или немецкой не выяснено. Погибли 769 человек.

В мае 1944-го Адольф Эйхман отправил в Швейцарию Йоэля Бранда, чтобы заключить сделку: союзники дают Германии 10 тысяч грузовиков, а Германия выпускает в Болгарию миллион евреев из концлагерей, чтобы они могли прибыть в Палестину. Лорд Мойн телеграфировал в Лондон: “Что я стану делать с миллионом евреев? Оставьте их немцам”.

Ицхак Шамир в автобиографической книге “В конечном счете” рассказывает, что после того, как британские оперативники 12 февраля 1942-го застрелили на явочной квартире в Тель-Авиве Яира Штерна, руководителя ЛЕХИ, управление организацией перешло к Шамиру. Он и его помощники вынесли Мойну смертный приговор. Он был исполнен 6 ноября 1944-го в Каире.

Руководство Сохнута (Бен-Гурион, Бен-Цви, Голда Меир, Исраэль Галили) было в паническом ужасе, ожидая, что власти подмандатной Палестины поквитаются с ними, не сумевшими покончить с “фашистами”, как их называли социал-сионисты, и еще больше боялись, что убийство генерал-губернатора подорвет популярность “практических сионистов” в глазах ишува и за рубежом. “Хагане” был дан приказ приступить к аресту членов ЭЦЕЛя и ЛЕХИ и выдавать их англичанам.

Операция получила кодовое название “Сезон” и произвела удручающее впечатление на все сионистское движение. Против фактов не возразишь. В “Сезон” люди “Хаганы”, прежде всего ПАЛЬМАХа, выдали англичанам 2000 своих идейных врагов и с помощью самосуда “убрали” 15-18 “особо опасных террористов”. Руководство Всемирной сионистской организации категорически осудило Бен-Гуриона и его группу, но верхушка Сохнута продолжала войну против “бунтарей”.

В июле 1945 года на парламентских выборах в Лондоне победили лейбористы. Глава правительства Клемент Эттли назначил министром иностранных дел Эрнеста Бевина. Социал-сионисты в Эрец-Исраэль плясали на площадях. Великобритания перешла в руки братской партии. Лейбористы осуждали “Белые книги” консерваторов и колониалистскую политику вообще. Руководство Сохнута было уверено, что Эттли и Бевин поддержат стремление евреев Палестины остаться в составе империи Его Величества и обрести наконец возможность собрать в стране обетованной евреев, уцелевших в Европе. Эттли и Бевин разочаровали тех, кто ждал от них милости. Первая речь Бевина после избрания показала, что он мыслит так же как Мойн. Американские евреи обратились к президенту Трумэну, но Бевин ответил ему по телефону: “Если вам так дороги евреи, примите их сами. У нас нет намерений затопить Палестину беженцами”.

Потрясение было так велико, что Бен-Гурион уполномочил Моше Снэ, главу национального командования “Хаганы”, и Ицхака Саде, начальника ее штаба, вступить в переговоры с командованием ЭЦЕЛя и ЛЕХИ. Началось всеобщее восстание. 1 ноября все вооруженные силы еврейской колонии осуществили “Ночь эшелонов” – спустили под откос 15 британских воинских поездов. В то же время объединенное командование развернуло операцию “Бриха” – нелегальную доставку уцелевших евреев из Европы. Бевин приказал генерал-губернатору Палестины рассечь Иерусалим и Тель-Авив на зоны, отгороженные одна от другой колючей проволокой, и производить облавы из дома в дом. В ответ подпольщики 17 июня 1946-го взорвали 11 мостов железной дороги Каир-Бейрут.

Для подкрепления своих сил Эттли направил в Палестину 18-ю дивизию парашютистов, прозванных евреями “Мухоморами” из-за малиновых беретов. В операции под кодовым названием “Агата”, вошедшую в историю еврейского сопротивления как “Черная суббота”, участвовали 100 тысяч солдат и 20 тысяч полицейских. 29 июня британские силы арестовали всех руководителей Сохнута, значительную часть командиров “Хаганы”, ЭЦЕЛя и ЛЕХИ и выслали их в Эритрею.

Аресты привели к распаду объединенного командования, и каждое подполье продолжало свою работу самостоятельно. ЭЦЕЛь и “Хагана” создавали нелегальные боевые ячейки в Италии, Германии, Франции, Польше и в лагерях на Кипре. Англичане не тронули Бен-Гуриона. Как видно из рассекреченных в Лондоне документов, верхушка Сохнута обязалась перед Бевином прекратить теракты против властей Палестины и выдавать “уголовников” – они же “террористы” – правого подполья. В то же время Сохнут увеличил расходы на закупку вооружения и готовил кадры для будущей армии.

У британцев была своя агентура вокруг Бен-Гуриона, но положение Бевина ухудшилось, ему ставили в вину кризис в отношениях с Америкой. В то же время в министерстве по делам колоний пришли к выводу, что арабы начали готовиться к новому восстанию и добились у Эттли согласия не мешать евреям строить свои вооруженные силы в Палестине. Настроения в Сохнуте были явно проанглийские, чего нельзя было сказать о настроениях арабов. Британские чиновники, управлявшие подмандатной территорией, оказались меж двух огней: армейские командиры и полиция позволяли вооружаться арабам. Гражданские чины закрывали глаза на усиление “Хаганы”.

В конце 1946-го британское правительство приняло решение вернуть мандат на Палестину Организации Объединенных наций – преемнице Лиги наций, будучи уверенным, что американская и французская делегации предложат Генеральной ассамблее продлить мандат и в таком случае Лондон доведет до конца программу, изложенную в “Белой книге” 1939 года.

В апреле-мае 1947-го настроения избирателей Великобритании резко изменились в пользу консерваторов. Эттли обвиняли в сочувствии к СССР, уступчивости по польскому вопросу и в нацистских методах подавления евреев в Палестине. Консерваторы считали скандалом расходы на содержание 120 тысяч солдат и 35 тысяч полицейских к западу от реки Иордан.

Сталин принял рекомендации своих советников положить конец британскому мандату в Палестине, чтобы ослабить влияние Лондона на Египет и вызвать раскол между англичанами и американцами, которые настаивали на разделе Палестины между евреями и арабами. Эттли обратился за советом к Черчиллю. “Старый орел”, как его величала пресса, сказал, что умней всего умыть руки – пускай ООН ломает голову над арабо-еврейским вопросом, Великобритании следует сосредоточить все возможные силы на берегах Суэцкого канала. После решения ООН о разделе Палестины, британцы начали сворачивать свое присутствие на земле обетованной, при этом большая часть вооружения, непригодного для эвакуации, была тайком передана арабам, меньшая – евреям (см. “История Ближневосточного конфликта в документах британского МИДа”, Лондон, 1999).

В конце 1947-го еврейская колония в Эрец-Исраэль находилась под управлением социал-сионистов, получивших абсолютное большинство мест в Собрании избранников в 1920-м и удерживавших большинство до провозглашения независимости 15 мая 1948-го. Для решения текущих дел Собрание избранников образовало Национальный комитет, занимавшийся школами, здравоохранением, финансами, социальной помощью.

Сохнут действовал на правах автономной организации, подчиненной Всемирному сионистскому конгрессу, но и там после “дела Арлозорова” большинство голосов принадлежало социал-сионистам. Эрец-исраэльских евреев в ВСК представляли делегаты Сохнута, а между этой организацией и Национальным комитетом было в 1933-м подписано соглашение о совместных действиях.

* * *

Летом 1947-го руководитель ЭЦЕЛя Менахем Бегин связался с Бен-Гурионом и предложил встретиться. Бен-Гурион терпеть не мог Бегина, и последнему не раз приходилось скрываться от ищеек “Хаганы” и сохнутовской тайной полиции. Когда немцы взяли Варшаву в сентябре 1939-го, Бегин, глава польского отделения Бейтара, бежал в Литву, был арестован НКВД и отправлен в лагерь в Заполярье на 8 лет за пропаганду сионизма. В декабре 1941-го его и многих других граждан Польши выпустили на волю, чтобы они вступили в армию польского генерала Андерса, которая формировалась на территории СССР. В июле 1942-го войска Андерса были размещены в районах Беэр-Шевы и Хайфы. Бегин попросил об увольнении из армии и сразу же ушел в подполье – люди “Хаганы” обрисовали его англичанам как террориста.

В то время ЭЦЕЛь оставался без главы. На совещании руководителей организации командиром был избран Бегин. На встрече с начальником штаба “Хаганы” Ядином он сказал, что согласен с тем, что в государстве может быть только одна армия и, как только она будет создана, он распустит ЭЦЕЛь и призовет товарищей вступать в Армию обороны Израиля. Исключением явится Иерусалим, где власть находится в руках ООН. Бен-Гурион согласился с предложением Бегина.

Делегации всех семи арабских государств, представленных тогда в ООН, отказались выполнить резолюцию 181 о разделе Палестины. Бен-Гурион, Бегин и Шамир, руководители “Хаганы”, ЭЦЕЛя и ЛЕХИ, были уверены, что арабы попытаются стереть государство евреев с лица земли, поэтому следует заранее создать регулярную армию, подчиненную правительству Израиля. Верхушка Сохнута разошлась во мнениях, как быть с правыми. Исраэль Галили и Ицхак Бен-Цви считали, что еще до полной эвакуации британцев надо убрать Бегина и других “экстремистов”, не принимать их в армию и разоружить. В документах Сохнута, “Хаганы”, и ПАЛЬМАХа ЭЦЕЛь и ЛЕХИ были определены словом “враги”.

15 мая 1948-го, в день, когда истекал срок британского мандата, регулярные войска Египта, Иордании, Сирии, Ирака и Ливана открыли военные действия против государства Израиль. 11 июня ООН навязала сторонам соглашение о перемирии. Евреи в Иерусалиме остались в котле без продовольствия, воды и медицинской помощи.

Как уже сказано выше, Сохнут готовился к созданию регулярных воинских сил, как только стало ясно, что англичане покинут Палестину. Бен-Гурион, Вейцман и другие “практические сионисты” использовали свои обширные знакомства с высшими чинами британской власти и военными на месте, и ко дню, когда Бен-Гурион подписал указ о создании Армии обороны Израиля (26 мая 1948-го), основа регулярной армии – “Хагана” – насчитывала 35-40 тысяч бойцов и командиров, располагала броневиками, пятью военно-морскими фрегатами, 150 стволами полевой артиллерии, 300 минометами разных калибров и т.д. ЭЦЕЛь в Палестине был крайне ослаблен усилиями британских властей и Сохнута, и все же до сожжения “Альталены” насчитывал около 8 тысяч членов, хорошо вооруженных.

Как показали бои вокруг “Альталены”, со стороны Армии обороны Израиля участвовали не менее 5 тысяч человек, со стороны ЭЦЕЛя – не менее 4 тысяч. Притом многие члены “Иргун цваи леуми” и ЛЕХИ, вступившие в ЦАХАЛ, воевать против бывших товарищей отказывались.

* * *

История “Альталены” сих пор остается белым пятном в сознании широких слоев населения, не изучается в школах и не упоминается в прессе, хотя журналист “Едиот ахронот” Шломо Накдимон в 1978-м выпустил книгу “Альталена” – итог семилетней исследовательской работы, и было бы желание, историю обстрела и сожжения этого судна довели бы до сознания большинства граждан Израиля в качестве урока того: к чему приводит война евреев против евреев. Книга Накдимона осталась невостребованной.

Выше описаны методы войны: объявленной ревизионистам социал-сионистами: раскрыт смысл “Сезона”, причины, заставившие левых пойти на союз с правыми при Эттли и Бевине и мотивы расторжения союза. Читатель получил представление о состоянии вооруженных сил Сохнута в начале Войны за независимость и военного потенциала ЭЦЕЛя. Дополним картину. Социалистическая ориентация Бен-Гуриона и его сподвижников отпугнула от них тысячи сионистов за рубежами Эрец-Исраэль. Ревизионисты пользовались значительно большим влиянием среди евреев США, Франции, Прибалтики, Греции, Южной Африки и Латинской Америки. Подразделения ЭЦЕЛя были созданы в 20 странах. К 15 мая в Эрец-Исраэль начали стекаться десятки зарубежных последователей Жаботинского. ЭЦЕЛь и ЛЕХИ создали свою организацию переправы евреев из Европы.

Макет “Альталены”

Элиягу Ланкин

Раздел Ближнего Востока оставил чувство глубокой обиды у французов. Повторим: “Альталена” – она же десантное судно номер 138 ВМС Америки – участвовала в операциях по высадке союзных войск в Нормандии в июне 1944-го, затем была возвращена в США и продана на аукционе. Купили ее люди ЭЦЕЛя якобы для перевозки коммерческих грузов. Капитаном был назначен американец Монро Файн, командование ЭЦЕЛя представлял Элиягу Ланкин. Американский филиал ЭЦЕЛя зарегистрировал бывшее десантное судно в Панаме, уплатив положенный налог. Новоявленное торговое судно приняло в Кубе на борт сахарный тростник и доставило в Геную. Оттуда “Альталена” по приказу своих хозяев прибыла в порт де Бук вблизи Марселя и здесь на нее погрузили 5 тысяч винтовок, 3 миллиона патронов к ним, 250 легких автоматов, и 1,5 млн. патронов к ним, 250 автоматов английского и еще 150 тяжелых пулеметов немецкого производства, 50 минометов калибра 81 мм 5 тысяч мин к ним и 15 тонн взрывчатки. Когда груз был размещен на судне, на него подняли еще 900 репатриантов, среди них 130 женщин.

Вы спросите, откуда ЭЦЕЛь взял столько оружия и почему французские власти не мешали посадке олим. Франция воевала за свои колонии в Северной Африке. У сионистов и французов был общий враг – арабы. И еще одно обстоятельство следует назвать. В годы оккупации во французском Сопротивлении участвовали сотни евреев и после войны занимали видные должности в администрации президента Робера Шумана и его министров. Жорж Бидо, министр иностранных дел, был противником британского влияния на Ближнем Востоке и сочувствовал французскому филиалу ЭЦЕЛя так же, как подавляющее большинство евреев страны.

Автомат “Галиль”. Фото: Péter Boné (Wikimedia)

“Альталена” вышла в море курсом на Тель-Авив 11 июня 1948 года. На другой день агентство “Рейтер” сообщило об этом по Би-би-си. Бен-Гурион и без того знал, кто купил судно и чем оно загружено. Бегин сообщил ему, что судно везет оружие евреям, оказавшимся в блокаде в Иерусалиме, где действуют отряды “Хаганы” и ЭЦЕЛя. 80% груза будут тут же, на берегу, переданы Армии обороны Израиля, 20% будут доставлены в Иерусалим. Бен-Гурион поручил Исраэлю Галили добиться от Бегина обязательства за его подписью. Галили не спешил. Бен-Гурион не торопил его.

 

Накдимон установил, что Бен-Гурион и Галили знали о приобретении “Альталены”, а потом о том, где и чем ее загрузили, а 1 июня Бегин письменно обязался не приобретать больше вооружение для ЭЦЕЛя.

Министры первого израильского правительства об этом в известность поставлены не были. Когда “Альталена” приблизилась к берегам Израиля, Бен-Гурион созвал членов временного правительства, но в повестке дня стоял вопрос о мобилизации в армию мужчин от 35 до 40 лет, национализации автомобилей и мотоциклов, лошадей, телефонных аппаратов и т.д. Наша сторона понесла в боях большие потери. Глава правительства предложил воспользоваться перемирием, навязанным нам и арабам, и усилить боеспособность Армии обороны Израиля. Министры одобрили предложение. Тогда Бен-Гурион зачитал им депешу о рейсе “Альталены” и сказал: “Люди ЭЦЕЛя гонят к берегам страны корабль с массой оружия. Быть не может, чтобы в одном государстве были две армии, не могут существовать два правительства и чтобы господин Бегин вытворял, что вздумает. Мы терпели до неприличия”.

Исраэль Галили не был министром, он был главой “Хаганы”, но присутствовал на заседаниях правительства в качестве исполняющего обязанности министра обороны (номинально и фактически им был Бен-Гурион) и открыто повторил требование своей партии (МАПАМ) покончить с ЭЦЕЛем, согласно рекомендациям покойного Вингейта, высказанным им в 1938-м.

Гиора Иосефталь, глава управления алии в Сохнуте, настаивал на том, что надо положить конец “противозаконной”, по его словам, доставке репатриантов, которые тут же перебрасываются в учебные лагеря ревизионистов. Галили предложил утопить “Альталену” вместе с Бегином.

На борту “Альталены” находились 900 бывших узников концлагерей. Министр алии Хаим Моше Шапира запротестовал: “Прежде всего, мы обязаны снять с корабля мирных людей”. Министр промышленности и торговли Перец Бернштейн поддержал его. То же мнение высказал министр по делам религий и жертв войны Иегуда Лейб Маймон.

Решили позволить “Альталене” стать у пирса Кфар-Виткин (вблизи впадения реки Александр в море), эвакуировать репатриантов и разместить их в Доме олим в Нетании, но до утра, а потом срочно увезти в разные кибуцы. Министр иностранных дел Моше Шарет был уверен, что “ищейки Бернадота учинят нам скандал в ООН, если пронюхают о прибытии олим”.

Убийство искреннего врага евреев графа Фолке Бернадота потрясло весь мир

Граф Фолке Бернадот, член королевского дома Швеции, был 20 мая назначен Советом Безопасности ООН посредником в арабо-израильском конфликте. 11 июня он добился временного прекращения огня. В его задачу входил также надзор за выполнением меморандума ООН, разосланного главам 50 стран с требованием остановить репатриацию евреев в Израиль. Бернадот считал, что арабы правы, и предложил генсеку ООН урезать территорию, отведенную евреям резолюцией номер 181.

Генеральный секретариат ООН отклонил предложение графа. 17 сентября 1948-го он был застрелен в Иерусалиме. Убийцы не были обнаружены.

* * *

Вернемся к положению в Иерусалиме. Арабы применяли террор во всех кварталах, отрезали город от Тель-Авива, окружили евреев в Старом городе. Начальник оперативного отдела Армии обороны Израиля Игаль Ядин (знаменитый археолог, дешифровавший кумранские свитки, с июня 1977 года заместитель Бегина в “правительстве перемен”, лидер Демократической партии) спорил с Бен-Гурионом: “Вы говорите – прежде всего Иерусалим. Но мы и без того, объединившись, располагаем 30% того числа бойцов, которое необходимо… Когда арабы пошли на нас войной, у нас было всего 40 винтовок на полк, почти ноль пулеметов, во всей армии мы имели 1500 винтовок! “

Бен-Гурион, Галили и Ядин прочитали телеграмму из Парижа, которую отправил главе правительства исполнявший обязанности израильского посла Шауль Авигур, об отплытии “Альталены” из Марселя. Это было 16 июня.

Бен-Гурион был потрясен: “Пять тысяч винтовок! Три миллиона патронов! Пулеметы! “, и направил Галили (настоящая фамилия Берченко) в штаб ЭЦЕЛя на юге Тель-Авива (на въезде в Яффо, где сейчас музей ЭЦЕЛя). Галили приехал к Бегину в сопровождении Леви Эшколя (настоящая фамилия Школьник).

Эшколь ругал Бегина: “Как можно взять на борт оружие, взрывчатку и олим?! Би-би-си уже разнесли по всему миру вести о рейсе судна. Бернадот натравит на нас всю ООН!”

Бегин ответил, что у него нет достаточно мощной рации, чтобы связаться с Файном и вернуть судно в Марсель. Галили спросил, сколько денег запросят ревизионисты за оружие. “Какие еще деньги?! – возмутился Бегин. – Груз – это для всего народа. Мы просим не деньги, а чтобы 20% груза были отправлены в Иерусалим для ЭЦЕЛя”.

* * *

Здесь придется объяснить читателям: к 16 июня 1948 года Армия обороны Израиля находилась в стадии формирования. ЭЦЕЛь, “Хагана” и ПАЛЬМАХ сохранили свои штабы (штаб ПАЛЬМАХа располагался в районе нынешней гостиницы “Астория”). Люди ЭЦЕЛя вне Иерусалима вступали в АОИ. Так же повели себя люди ЛЕХИ. Бойцы “Хаганы” и их бывшие идейные враги входили в те же роты. Пальмаховцы, в первую очередь члены МАПАМ и “а-шомер а-цаир”, пытались сорвать объединение сил.

В третьем часу пополудни Галили и Эшколь вернулись к Бен-Гуриону в его канцелярию в Рамат-Гане. “Старик” достал свой “паркер” и написал на листе с гербом государства: “Галили и Эшколь вели переговоры с Бегином. Завтра-послезавтра к берегам пристанет их судно. 4500 тонн (следовало перечисление груза и людей). Не следует разгружать его у берегов Тель-Авива. Город не надо ставить под удар. Нельзя вернуть судно в море или Марсель или еще куда-то. Надо сгружать в тихом месте”.

Наутро в 10 часов Галили позвонил Бегину: “Мы согласны с прибытием груза”. Позднее он сказал журналистам: “Мы считали прибытие судна свершившимся фактом. Правительство было заинтересовано в грузе. Мы не возражали против нарушения перемирия”.

* * *

Вроде бы все улажено, но Бен-Гурион передумал и солгал министрам – получалось, что ревизионисты пытаются высадить в тылу ЦАХАЛа свой десант и взять власть. Ядин получил приказ взять “пиратское” судно силой и отобрать все оружие, а “заговорщиков” арестовать.

Ночью 20-го “Альталена” подошла к берегам Израиля. Ланкин, назначенный ответственным за выгрузку, ждал сигнальных огней с берега, не дождался и приказал Файну плыть в сторону Нетании. В фарватере Кфар-Виткин замелькали условные красные огни. Судно подошло к молу. С берега перекинули мостки. Олим сошли на сушу, и их тут же увезли. Люди ЭЦЕЛя начали разгрузку судна, но у них не было подъемных кранов и необходимых плавучих средств. Разгрузка шла медленно. На пирс прибыл Бегин и поднялся на “Альталену”. Это произошло уже под огнем людей “Хаганы” и Армии обороны Израиля.

“Встречей” врага командовал Ядин. В его подчинение отдали бригаду “Александрони” (командир Дан Эвен), дивизион бронемашин номер 8 (командир Ицхак Саде) и полк номер 89 (командир Моше Даян). Он не отрицал участия в боях в Кфар-Виткин: “Я был противником войны евреев с евреями. Я несколько раз встречался с Бегином и говорил ему, что в Израиле не могут существовать частные армии. Он отвечал, что оружие будет отправлено в Иерусалим. Я солдат и был обязан выполнить приказ – заставить команду “Альталены” сойти на берег и сдать нам груз”.

На берегу во всем районе от Михморет до Кфар-Виткин образовалось “кольцо в кольце”. Судно отгораживали от людей Бен-Гуриона люди Бегина. Их окружали солдаты АОИ. Перешедшие к Бегину, товарищи из ЦАХАЛа начали создавать свое кольцо окружения вокруг солдат регулярной армии.

На “Альталене” было много раненых. Начальник оперативного отдела Армии обороны Израиля Игаль Ядин приказал помогать переносить раненых на берег, но люди ПАЛЬМАХа сорвали приказ. Наконец они смилостивились, но на берегу не оказалось санитарных фургонов и врачей. 11 раненых истекли кровью.

Ланкин приказал капитану судна уйти в море и стать напротив берегов Тель-Авива. Но в районе нынешнего отеля “Дан” были собраны отряды ПАЛЬМАХа, а вокруг них сжималось кольцо ЭЦЕЛя. Ланкин приказал Монро Файну посадить судно на палубу затонувшего в 1945 году парохода с нелегальными олим, чтобы стало ясно – “Альталена” не может уйти в море.

На место прибыл Галили, наорал на бойцов ПАЛЬМАХа, вызвал к себе Ядина, и он начал сколачивать силы для операции “Чистка”: бригаду Кирьяти (штаб на улице Яркон, 91), отряды “Хаганы”, людей ПАЛЬМАХа и добровольцев, присланных ЦК партии МАПАМ. Огонь по судну усилили. В то время штаб ПАЛЬМАХа располагался в отеле “Армон”. Ицхак Рабин, начальник оперативного отдела ударных рот ПАЛЬМАХа приехал в штаб к своей невесте Лее Шлоссберг, работавшей там. По штабу стреляли. Бригада “Кирьяти” таяла на глазах – бывшие бойцы ЭЦЕЛя перебегали к своим. Рабин взял командование в свои руки. В штабе находились тогда 40 человек, многие раненые.

Люди Бегина пытались взять штаб штурмом. Рабин приказал забросать их гранатами и подал личный пример. Бывший связной ПАЛЬМАХа Амос Орен писал уже после войны Судного дня: “Это было ужасное зрелище. Братья убивали братьев”.

Ицхак Рабин во время борьбы за кресло главы правительства в 1976 году сказал в ЦК партии: “То был черный день моей жизни. Я верил в то, что делал, и действовал по приказу Бен-Гуриона. Иного выбора вообще не было”.

А пока с берега “Альталену” обстреливали из пулеметов, Бен-Гурион вызвал к себе Игаля Алона: “Я передаю вам командование всеми силами в районе Тель-Авива и города”. Алон выехал из Рамат-Гана в штаб ЦАХАЛа на улице Яркон. Бен-Гурион запросил его мнение, не применить ли самолеты. Алон послал офицера связи в штаб ВВС на аэродроме Дов. Посланец вернулся с пустыми руками. Летчики, олим из США, отказались убивать евреев.

К полудню в район отеля “Дан” привезли два полевых орудия под командованием Шмуэля Раппопорта. Пробные выстрелы показали, что “Альталену” из этих орудий невозможно потопить. Бен-Гурион приказал Ядину задействовать военные корабли.

В газетах запечатлены свидетельства очевидцев боев вокруг “Альталены”. Улица Алленби была запружена военными. С берега была видна “Альталена” и люди, которые бросались с борта в воду, а также два корвета израильских ВМС – они вели огонь по судну. На палубе вспыхнул пожар. Бегин отказывался покинуть судно. Его насильно посадили в шлюпку и увезли в сторону Яффо. “Альталена” горела. В трюмах оставалось 15 тонн взрывчатки.

По воле судьбы бывший танкер номер 138 начал тонуть и ушел под воду до взрыва.

Погибли 26 людей с “Альталены” и 14 нападавших на нее. Общее число раненых превысило 80. Когда Галили доложили об этом, он сказал: “Плохо, но лучше, чем фашистский переворот”.

Версия переворота появилась в тот момент, когда наблюдатели ООН (ищейки Бернадота) сообщили Бен-Гуриону о перебежчиках. Цви Якобзон свидетельствовал: “Старик впервые за годы моей работы у него был перепуган: “Это переворот! – повторял он. – Откровенный переворот! “

Он поверил в эту версию, когда узнал о числе солдат АОИ, которые отказались стрелять в евреев.

* * *

Операция “Чистка” длилась еще 48 часов. Люди “Хаганы”, ЦАХАЛа и полиция вылавливали членов ЭЦЕЛя и отправляли в тюрьмы. Рабин участвовал в операции уже в качестве офицер ЦАХАЛа. Бегин ушел в подполье. “Альталена” горела. Когда огонь съел что мог, Ядин прислал к останкам судна водолазов и инженерно-технический персонал. Большую часть груза удалось спасти, и оно сослужило неоценимую службу на войне с арабами.

Бен-Гурион не любил говорить об “Альталене”, но в перепалке с Бегином в Кнессете Первого созыва сказал: “Мы никогда не забудем благословенную пушку, потопившую судно бунтовщиков! “

Но в дни операции “Чистка” ему было не до переворота правых – он подавлял сопротивление МАПАМ и ПАЛЬМАХа, назначал офицеров генштаба, командиров полков и рот, образовал военные округа, распоряжался закупкой оружия.

Итоги выборов в Кнессет первого созыва с точки зрения Бен-Гуриона и его помощников не были блестящими. МАПАЙ получила 46 мандатов, МАПАМ – 19, Объединенный религиозный фронт – 16, “Херут” (ревизионисты) – 14. Чтобы добиться полноты власти, правящая партия одобрила решение Бен-Гуриона поступиться гражданскими свободами светской части населения, принципами социалистов и заполучить религиозных в состав коалиции. Но это уже другая тема.

 

 

 

isrageo.wordpress.com



Обновлен 31 дек 2013. Создан 06 авг 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Shalom - Free Jewish Dating
html clock бесплатные часы для сайта
Flag Counter  Заметки по eврейской истории Еврейские Знакомства :: JewishClub.com Покупки в Германии: авиабилеты, звонки, посылки, автомобили счетчик посещений LINK_ALT Объявления и сайты русской Германии Еврейский мир "ROT SCHILD" Вас приветствует! www.lirmann.io.ua