Джеймсы Бонды с одесской пропиской

 

Джеймсы Бонды с одесской пропиской




06.10.2013

Валентин Крапива.
 C сайта http://odessa-life.od.ua

 

Во все времена уважением пользовались люди, которые умели хранить секреты. А теперь задумайтесь, насколько выше должны были цениться люди, умевшие секреты добывать. Кстати, видимо, мало кто сомневается, где такие люди должны были рождаться и в Одессе. Нынче такая мода пошла на шпионские романы, что и нам захотелось поведать нашим читателям о Джеймсах Бондах с одесской пропиской: от английского супершпиона Сиднея Рейли до Семёна Таубмана, который через отца американского «атомного проекта» Оппенгеймера, получил детальную информацию о ядерной бомбе.

Проблемы и дилеммы

Но прости нас, читатель, имена наших «Бондов» будут не безвкусными, как у английских агентов, или развязными как у шпионов американских. Они будут, ласкающими слух, скажем, Симха-Янкель Гершев Блюмкин. Кто скажет, что это некрасиво?! Хотя завистники и пытались ту красоту опошлить и дразнили нашего героя Яковом Григорьевичем Блюмкиным.

Он родился в 1900 году, став пятым ребёнком Герша Блюмкина, приказчика из маленькой лавки на Молдаванке. Жили бедно, едва сводя концы с концами. Но вскоре отец умер, и сводить вообще стало нечего. Умные люди надоумили мать отдать Янкеля в Первую одесскую Талмудтору, бесплатную школу, где преподавали Библию, иврит, русский язык, а для полного комплекта ещё и гимнастику. Блюмкин в учёбе преуспел, особенно в гимнастике (делал подряд три сальто назад), убеждая знакомых, что натренированное тело способствует изворотливости ума. Похоже, что и с телом, и с умом у Блюмкина таки всё было в порядке.

Ещё школьником Яша устроился подрабатывать в контору некоего Пермена, что приютилась на Военном спуске. Чем занималась контора на Военном спуске краеведы всё не могут разобраться, но чем в ней занимался младший служащий Блюмкин, уже не скрыть. Он наладил подделку документов, необходимых для освобождения от призыва в армию. А что, началась Первая мировая война, и данный товар в Одессе шёл нарасхват. Правда, шёл недолго: «военной операцией» Блюмкина заинтересовались военные власти. Но суд учёл то ли юный возраст любителя ловить рыбку в мутной воде, то ли положительную характеристику, которую дал ему хозяин Пермен: «Подлец, несомненный подлец, но талантливый».

В феврале 1917 года Яша вступил в партию левых эсеров, в которой уже состояли его брат Лев и сестра Роза, и вскоре уже принимал участие в установлении власти Советов в Одессе, активно помогая Мишке Япончику формировать «железный отряд» самообороны. А в апреле 1918 года стал уже начальником штаба 3-й украинской армии. На этом посту действия 18-летнего одессита были успешны. Какие действия? Этого тоже не скрыть, но об этом чуть позже.

У левых эсеров явно назревали проблемы. До чего умна была лидер левых эсеров Мария Спиридонова, но и она прокололась. Очень хотелось порулить страной. И тут к ней подкатил Ленин со товарищами: «Нам, принципиально борющимся за власть не принципиально с какой властью, тоже невтерпёж прибрать к рукам Россию. Объединимся, а потом разберёмся. Когда победим, господа эсеры, основные портфели в правительстве вам, ну, а нам, что останется». Как это похоже на нынешние межпартийные торги! Чем всё закончилось, мы все знаем. Левые эсеры получили кукиш с маслом, что стало причиной мятежей с последующими репрессиями естественно против них, понятное дело, со стороны соратников-большевиков. На этой волне неразберихи и вранья эсерам нужны были толковые, решительные люди в Москве. Характеристика, данная Блюмкину: «талантливый подлец» — очень заинтересовала партайгеноссе Спиридонову.

Мы наш, мы Брестский мир расторгнем...

Приехавший в Москву Блюмкин был направлен руководством партии левых эсеров на работу в ЧК к Дзержинскому. Феликс Эдмундович не возражал, так как очень уважал Блюмкина. За что — разговор особый. Дзержинский изобрёл очень удобный принцип: «У чекиста должны быть холодная голова, горячее сердце и чистые руки». А Блюмкин, ещё на Украине заслужил особое доверие командования 3-й армией. Настолько особое, что ему поручили безжалостное изъятие золота из банков. Тот с поручением справился блестяще: изъял 4 миллиона золотых рублей, но в штаб армии передал только 2 миллиона. Началось расследование. А тут такая возможность — затеряться в Москве.

Но как быть с беспощадным Дзержинским с его холодной головой и чистыми руками? А изворотливость ума на что?! Именно ум и подсказал Блюмкину пойти напрямую к железному Феликсу, прихватив под мышку то, что бог послал, а банки проморгали. В общем, похоже, полмиллиона золотых рублей попали в «чистые руки», а «холодная голова» подсказала, как этим согреть «горячее сердце». В Истории ВКП(б) сей факт отражён туманно, но в дальнейшем Дзержинский неизменно вытаскивал Блюмкина из проблемных ситуаций. А одна такая ситуация не заставила себя ждать.

Шёл четвёртый год Первой мировой войны. Россия от войны устала, а её противник Германия просто была на грани, панически искала, как из этой патовой ситуации выйти с честью. Ни с царём, ни с Временным правительством Германии заключить мир не удавалось. А вот с Лениным, пришедшим во власть, удалось легко и с выгодой для себя. Был заключён Брестский мир. В России многие понимали, что этот позорный договор надо бы как-то разорвать. Но как? Неожиданное решение созрело в голове неординарной женщины Марии Спиридоновой. Лидер партии левых эсеров пригласила на разговор члена своей партии Якова Блюмкина.

— Надо убить германского посла графа Мирбаха. Немцы, конечно, возмутятся и мирный договор расторгнут.

— Интересненько, а что с этого буду иметь я? — перевёл разговор в конкретную плоскость конкретный одессит Блюмкин.

— Будешь иметь двухкилограммовую бомбу, и до конца твоих дней я буду ставить тебя в пример.

«А скажу «нет», и старая террористка Спиридонова поставит меня не в пример, а к стенке», — быстро прикинул Блюмкин, обладавший, если вы ещё не забыли гибкостью ума.

На бланке ЧК, которые валялись где попало в этой серьёзной организации, с печатью ЧК, всегда лежавшей на видном месте, чтобы каждый, кому приспичит её поставить, не отрывал начальство от дела, Блюмкин смастерил липовое «Удостоверение». Германское посольство тоже было серьёзной организацией, поэтому Блюмкина и Николая Андреева, которого Блюмкин прихватил за компанию, в посольство пустили легко, ибо причиной визита было названо «личное дело» посла Мирбаха.ормулировка оказалась в точку. Помощников Мирбаха всегда очень интересовала личная жизнь шефа: куда это граф исчезает по вечерам и возвращается лишь под утро, причём, пахнет дешёвыми духами, которыми в России пользуются только кокотки.

Блюмкин переговоры с послом не затягивал. Сообщил, что советское правительство поручило передать Мирбаху нечто очень личное, конкретно, три пули из личного оружия посланца. Но хоть стрелял почти в упор, никаких последствий это не имело — эх, не надо было брать с собой Андреева и по дороге заезжать в трактир промочить горло, причём, мочили горло явно не компотом. А тут ещё Андрееву явно не компот ударил в голову, а, может, просто показалось, что те два килограмма динамита, которые дал ему поносить товарищ Яша, уже почти оторвали карман, а пиджак почти новый. Решив спасать пиджак, Андреев полез в карман и выкинул эту гадость. Кто же знал, что тот динамит прямо, как женщина, — взрывается, когда его бросают.

Многоимённый батальон

В общем, в Германии одним графом стало меньше, но Брестский мир расторгнут не был (видно, у немцев совсем плохи были дела). Правда, Дзержинский проявил характер, и поехал в штаб белых эсеров арестовывать террористов Блюмкина и Андреева, но, видимо, чего-то не учёл, и там арестовали как раз его. В этой ситуации политическую мудрость, как всегда проявил Ленин. Разогнать эсеров и их штаб после покушения на Мирбаха было плёвым делом, но благодаря их выходке, положение большевиков явно упрочилось. Так что в кармане у Дзержинского лежала записка, писанная гениальной ленинской рукой: «Тов. Дзержинский, архиважно искать виновных, искать самым тщательным образом, но не найти» (записка сохранилась).

Дзержинский и в этот раз «отмазал» Блюмкина, амнистировав его как проверенного партийного товарища. А вот Андрееву не повезло. Пришлось бежать на родину. А родился он, как и его товарищ по партии эсеров Блюмкин, в Одессе. Это оставило след в топонимике Одессы. На 3-й станции Большого Фонтана с давних времён располагалось военное училище. Прибыв в Одессу Николай Андреев начал по заданию левых эсеров в его стенах формировать воинское подразделение, задачей которого было выступить против немецких войск и, вступив с ними в бой, хотя бы так сорвать мирное соглашение. Задача была успешно выполнена, сформированный батальон начал боевые действия, получив название «Андреевский батальон». Состоящий в основном из офицеров, хорошо обученных с опытом боевых действий, батальон давал прикурить немцам. И вскоре покрыл себя боевой славой. Но кое-кому показалось, что батальон не может носить имя какого-то террориста, и чуть позже по приказу Сталина он был переименован в «Ленинский батальон». Таким образом, в Одессе долгое время существовала улица имени «Ленинского батальона», хотя батальона с таким названием не было. Но чего только не бывает в Одессе!

А нам пора переходить к агентурно-разведывательной части жизни Якова Блюмкина, которая была не такой спокойной, как прибрежная волна в Аркадии. Его убивали шесть раз: дважды холодным оружием, четыре раза — из браунинга и нагана. В него бросали бомбу, но нашего земляка хранила какая-то тайная сила, о которой обещаем поведать через неделю. Но приготовьтесь: будет много мистики. Так что отделять фантастику от реальности придётся тебе, читатель.

Странно, но многих одесситов всегда влекла секретная, агентурная работа. Может, потому что у одессита аналитический склад ума, или даже патриотический, но нет, скорее прагматический, шпионам же всегда прилично платят. Яков Блюмкин, родившийся на Молдаванке в бедной еврейской семье, всегда хотел стать героем. Начал неплохо — в 1918 г. убил германского посла графа Мирбаха, чтобы сорвать позорный Брестский мир, заключённый большевиками. 

Плохой мир лучше хорошей войны

Но Брестский мир сорван не был, зато заказчикам теракта, т.е. левым эсерам вдруг пришло в голову: а ведь убийство посла пошло на пользу не всей России, а наоборот только большевикам, которые избавились от конкуренции эсеров. Короче, надо бы с Блюмкина спросить: а не работает ли он на конкурентов? Хотя было более простое решение проблемы — не тянуть кота за хвост, а Блюмкина просто кокнуть. Но мы уже обсудили свойственное одесситам логическое мышление. Вот логика и подсказа Яше Блюмкину: из Москвы надо делать ноги, например, в Киев. О, великая украинская неразбериха, кого только она не спасала и тогда, и теперь. Причём, считалось, что затеряться лучше всего на Крещатике, где через каждые десять метров стояла кафешка, и сидело пол-России с бутылочкой вина. Лучшей конспирации и не придумать. Но двух боевиков-эсеров нелёгкая надоумила тормознуть лихача именно у кафешки, где как раз сидел Блюмкин, причём приземлиться за его же столиком. Заказали ещё четыре бутылки «Шато-Латур», а это вино имеет дурную репутацию: после четвёртой бутылки что-то происходит с мозгами — они проясняются. Боевикам в собутыльнике увиделось что-то знакомое. Чтобы не вдаваться в воспоминания, просто разрядили в него полную обойму. Но случился двойной прокол: во-первых, объект повезли не отпевать, а в больницу, а, во-вторых, за вино пришлось платить им самим. Пришлось тащиться в больницу, чтобы привести в исполнение партийный приговор. Подготовились уже фундаментально: в нужное окно бросили проверенную бомбу. Палата в клочья. Да, объект оказался не столь везучим, сколь любвеобильным — пошёл пофлиртовать с медицинскими сестричками. В общем, сестрички ещё хорошо отделались: если бы не взрыв, им бы досталось — больно суров был на женский медицинский персонал Блюмкин.

Иранский коммунист с Молдаванки

После этого вопрос, с кем дружить, уже не стоял, ответ лежал на поверхности: с теми, кто в тебя хотя бы не стреляет. Вернулся в Москву, и по высокой протекции, очевидно, Дзержинского, был зачислен слушателем восточного отделения Академии Генерального штаба. Так говорилось для конспирации. По факту это была внешняя, тогда говорили «закордонная», разведка (направление — восточные страны). Руководил ею давний одесский знакомый Меер Трилиссер, сын сапожника с Молдаванки. Зубрили экзотические языки: фарси, китайский, основы турецкого и монгольского (тогда ещё были хорошие учителя). Блюмкин языки схватывал на лету.

От учёбы лишь изредка отрывали спецзадания. Например, летом 1920 года Блюмкин исчезает из Академии на четыре месяца. За это время он совершает невозможное: устраивает переворот в самопровозглашённой «Гилянской республике» на севере Ирана. Вот от кого теперь проблемы с Ираном — от одессита.

Очевидно, ещё в Академии Блюмкина берёт на заметку Л.Д. Троцкий и делает его своим личным секретарём. Террор, война и разведка (а теперь и политика) становятся сутью деятельности Блюмкина. Но преобладает всё же разведка. В кратчайшее время он раскинул сеть нелегалов по всему Востоку — от Турции до Китая.

Под видом купца Султанова прибыл в Иерусалим, где развернул торговлю древнееврейскими книгами. Книги эти были уникальны и представляли большую ценность. Как они появились у сына бедного еврейского лавочника из Одессы? Никакого секрета не было — книги для нужд операции были изъяты по распоряжению наркома Луначарского из библиотечных хранилищ, а часть просто конфискована для тех же нужд сотрудниками ОГПУ уже не у бедных, а у богатых евреев в России. Книги, как говорилось в сопроводительных документах, передавались товарищу агенту не для продажи, а с целью придания солидности и доверия. Но, видимо, единственный язык, которым не овладел товарищ агент, был язык сопроводительный. Наверное, что-то не так перевёл или не совсем понял, в общем, он распродавал раритеты налево и направо. Ну, а выручку тратил на себя, знаете ли, конспирация — дело тонкое. Но уже наступало время браться за главное дело.

Путь в Шамбалу

Поняв, что идея с «мировой революцией» провалилась, большевики начали искать иные пути к мировому господству. Совершенно неожиданное решение пришло в голову Дзержинскому. Сотрудник ОГПУ Александр Бокий доложил ему как главе ведомства, что уже много тысяч лет на Земле существует как бы мировое правительство. Это некая группа, по слухам бессмертных людей, живущая в недоступных областях Тибета, откуда в определённый момент с помощью психической энергии они начинают влиять на управление тем или иным регионом. Зовут тех людей махатмами, и живут они в стране именуемой Шамбалой, таинственной, окружённой восемью горными вершинами. Большевикам очень хотелось войти в мировое правительство, а в идеале, иди знай, может быть, вообще его возглавить. Короче, надо было войти в контакт с махатмами и чем-то их заинтересовать. Но первым делом надо было проникнуть в хорошо охраняемую Шамбалу, что было, ох, как непросто.

Такие попытки уже делались. На Руси эти места назывались Беловодьем. Стоит ли удивляться, что, когда перед князем Владимиром встал вопрос, какую религию будет исповедовать Киевская держава, он в 978 году призвал из византийского монастыря святого старца Сергия, который из книг ведал все тайны. Владимир именно ему поручил достичь Беловодья и получить дозволение на днепровских берегах принять религию, какую выбрали себе Мудрецы Охранной Земли.

— Ждать буду тебя три года, — пообещал князь старцу.

Ждал, но, увы, старец не уложился в три года, и Русь приняла христианство. Но припоздниться было немудрено. Стоило приблизиться к заветному месту, начиналась всякая чертовщина. Дорога, которая по словам проводников вела в Шамбалу и по которой только что шли, внезапно исчезала. А пейзаж вообще был подвижен.

Дзержинский понимал, что направить туда нужно человека, хитроумного, как Одиссей и надёжного, как его же лук. Дзержинский вспомнил о Блюмкине — его идеи были безумны, но хитроумны. Например, в разгар Гражданской войны Блюмкин пришёл и предложил, что лично совершит покушения на Колчака, затем Деникина, а заодно и Врангеля. Ну, а в качестве бонуса замочит Скоропадского. В общем, в одиночку он брался выиграть Гражданскую войну. Но в ЦК Дзержинскому сказали:

— Только не Блюмкин! А то этот одессит войдёт во вкус, и когда кончатся колчаки, он за нас возьмётся.

Чего ждать от такого человека, предугадать было трудно. Но ведь мог быть и положительный результат.

Вы скажете, что автор Крапива рассказывает вам сказки. Так вот имеется документ о том, что Дзержинский с ведома Сталина выделил Якову Блюмкину на экспедицию в Шамбалу 600 тысяч долларов (что сейчас можно приравнять к 10 миллионам зелёных). Что-то сомнительно, что Сталин и Дзержинский верили сказкам и на сказки выделили фантастическую сумму.

Хитёр, как лис, был одессит.

Ошибка агента

Блюмкин всё рассчитал правильно. Проникнуть в Шамбалу мечтал Николай Константинович Рерих, мистик и художник. Его экспедиция двигалась в том направлении. И вот её догоняет то ли дервиш, то ли бродячий лама, то ли ещё кто, но лицом даже в бороде очень похожий на Яшу Блюмкина. Лама покоряет Рериха своей восточной мудростью. Даже не хотелось задумываться, куда этот загадочный монах исчезает чуть не каждую ночь. Эти таинственные исчезновения объясняла его «мирская работа»: Лама Блюмкин наносил на карту английские блокпосты, пограничные заграждения, высоты, состояние коммуникаций. Не забывал Яков и о Шамбале, подбираясь к ней всё ближе и ближе.

Не знаем, попали ли Рерих и его таинственный монах в страну, где живут бессмертные, доказательств нет. Разве что поддельные. Лама Блюмкин вспомнил молодость, когда подделывал отсрочки от призыва в армию, а заодно и зрелость, когда «сочинял» последнее письмо Бориса Савинкова. Рерих мечтал вернуться на Родину, но боялся преследования органов, но с поддельным документом, в котором значилось, что он специальный представитель чародеев-махатм, которые якобы всецело одобряют действия большевиков и дают согласие на передачу таинственных знаний советскому правительству, Рерих без проблем вернулся в Москву.

Ну что ж, жизнь нашего героя выглядела как одно захватывающее приключение. Жаль, что герои совершают не только героические поступки, но и героические ошибки. Оказавшись снова в Турции, он столкнулся там со своим бывшим шефом Львом Троцким, уже опальным. Вспомнили былое, и так, между прочим, Троцкий попросил Блюмкина передать в Москве родственнику книгу. Но то была ещё не ошибка. А вот рассказать об этом своей любовнице Лизе Розенцвейг, с которой не раз делил постель, это уже была грубейшая ошибка опытного агента. Кто же знал, что пока он мотался по Востоку, Лиза разделила с ним не только постель, но и место службы, став сотрудницей Иностранного отдела ОГПУ. Ей он высказал свои сомнения: передавать ли посылку Троцкого адресату (а вдруг там какое-то послание). Лиза пообещала всё уладить по-своему, по-женски. Короче, немедленно донесла о книге своему чекистскому руководству. Судьба Якова была решена: за контакт с Троцким он был расстрелян 12 декабря 1929 года. Смущает только одна маленькая деталь: решение о расстреле Блюмкина в его «Деле» имеется, но акта о его смерти найти не удалось. Может быть, махатмы всё-таки передали ему секрет, как обретать бессмертие.
Скопировано с сайта http://odessa-life.od.ua



Создан 06 окт 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Shalom - Free Jewish Dating
html clock бесплатные часы для сайта
Flag Counter  Заметки по eврейской истории Еврейские Знакомства :: JewishClub.com Покупки в Германии: авиабилеты, звонки, посылки, автомобили счетчик посещений LINK_ALT Объявления и сайты русской Германии Еврейский мир "ROT SCHILD" Вас приветствует! www.lirmann.io.ua