АТЛАНТ…

 

АТЛАНТ…

МОЮ ВНУЧКУ ЗОВУТ РАХИЛЬ.МОЕЙ ВНУЧКЕ ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ.



Александр Городницкий - профессор геофизики, заслуженный деятель науки Российской Федерации, академик Российской академии естественных наук, доктор геолого-минералогических наук. Лауреат Государственной литературной премии имени Булата Окуджавы. Автор более 30 книг стихов, песен, мемуарной прозы и нескольких десятков дисков с авторскими песнями.

 

"Родители мои родились в Белоруссии, в Могилеве, откуда в начале 1920-х годов уехали учиться в Ленинград. Сам я родился в Ленинграде, пережил блокаду. Окончив Ленинградский горный институт и, получив диплом геофизика, всю жизнь работал в экспедициях: 17 лет  – на Крайнем Севере и более 30 лет – на научных судах в разных районах Мирового океана. Побывал на Северном Полюсе и в Антарктиде, неоднократно погружался на океанское дно в подводных обитаемых аппаратах, исколесил практически всю планету. И только сейчас, на склоне лет, я неожиданно спохватился, что почти ничего не знаю о своих предках, о языке идише, на котором они говорили...

Перед войной мы с родителями каждый год ездили летом к бабушкам и дедушкам в родной Могилев. Весной 1941 года отцу вовремя не выдали зарплату и от поездки на родину пришлось отказаться. Это нас спасло, поскольку осенью того же года немцы уничтожили там всех наших многочисленных родственников...

Фотографии бабушек и дедушек не сохранились. Все фото сгорели в октябре 1942 года, в блокаду, вместе с нашим домом. Память о бабушках связана со вкусом малинового варенья и лежащими на чердаке антоновскими яблоками. А еще бабушка была большой мастерицей по части гефилте фиш...

Мой сын Володя в 1987 году уехал из Ленинграда жить в Израиль. Стал религиозным человеком, теперь он Зеев. У меня три внучки – Рахиль, Двора и старшая – Бася. Недавно она вышла замуж за Ушера, выходца из хасидской семьи (в январе этого года Двора тоже вышла замуж за хасида). Ни в той, ни в другой семье не знают русского языка. У Ушера пятнадцать братьев и сестер – многочисленная родня, все они говорят на идише, как это полагается у хасидов. Вот так идиш снова возвращается в мою семью. Круг замыкают мои внуки..."

 

 
 Жизнь, как лето, коротка,
Видишь, я не знаю языка
Идиш – достояние моего предка,
Да и слышал я его редко.
Не учил его азы – грустно,
Мой единственный язык – русский.
Но, состарившись, я как скрою
Расхожденье языка с кровью?..
Мой отец перед войной
С мамой говорил на нем порой – мало.
Чтобы я их разговор не понял.
Это все я до сих пор помню.
Я не знаю языка, значит
Не на нем моя строка плачет.
Не на нем моя звенит песня,
И какой же я аид, если
Позабыл я своего деда,
Словно нет мне до него дела?
Вдаль уносится река – жарко.

Я не знаю языка – жалко. 

 

Эти слова прозвучали в документальном фильме «В поисках идиша», который сняли Александр Городницкий, Наталья Касперович, Юрий Хащеватский, Семен Фридлянд. Съемочная группа объездила многие города и местечки Беларуси, побывала в Израиле. Александр Городницкий встречался с самыми разными людьми, беседовал с ними о судьбе белорусских евреев, о судьбе языка идиша и рассказывал о себе, о своей семье.

 

 

Только наружу из дому выйдешь,
Сразу увидишь –
Кончился идиш.
В Чешских Грачанах,
Вене и Вильно,
Минске и Польше –
Там, где звучал он прежде обильно, –
Нет его больше.
Тех, кто в местечках
Некогда жил им, 
Нет на погостах.
В небо унес их
Черный и жирный дым Холокоста.
Кончили разом
Пулей и газом
С племенем мерзким,
Чтоб не мешала
Эта зараза
Хибру с немецким.
В книге потомков
Вырвана с корнем
Эта страница
С песней о том,
как Ицик упорно хочет жениться.
В будущем где-то
В жизни без гетто
Им пожелай-ка
Тум балалайка,
шпиль балалайка, 
штиль балалайка…
Те, в ком когда-то звонкое слово
Зрело и крепло,
Прахом безмолвным сделались,
Горсткою пепла.
Пыльные книги смотрят в обиде
В снежную замять.
Кончился идиш,
кончился идиш –
вечная память.

В фильме звучат стихи и песни, написанные Александром Городницким.

 

 


 

 

 


 

Сегодня  — день рождения Александра Городницкого.

 

 

***

Подпирая щеку рукой,
От житейских устав невзгод,
Я на снимок гляжу с тоской,
А на снимке двадцатый год.

Над местечком клубится пыль,
Облетает вишневый цвет.
Мою маму зовут Рахиль.
Моей маме двенадцать лет.

Под зеленым ковром травы
Моя мама теперь лежит.
Ей защитой не стал, увы,
Ненадежный Давидов щит.

Никого из своих родных
Ненароком не назову,
Кто стареет в краях иных,
Кто убитый лежит во рву.

Завершая урочный век,
Солнце плавится за горой,
Двадцать первый тревожный век
Завершает свой год второй.

Выгорает седой ковыль,
Старый город во мглу одет,
Мою внучку зовут Рахиль.
Моей внучке двенадцать лет.

Пусть поет ей весенний хор,
Пусть минует ее слеза.
И глядят на меня в упор
Юной мамы моей глаза.

Отпусти нам, Господь, грехи
И детей упаси от бед.
Мою внучку зовут Рахиль.
Моей внучке двенадцать лет.

 

Наверное, не ошибусь, если скажу,  что его песни стали для многих первыми любимыми бардовскими песнями. Несколько поколений выросло, слушая их. И самое главное, что мы выросли и даже постарели, а песни его не устарели совсем…

Сколько бы потеряла наша планета, если бы Городницкий оставался верен только выбранной профессии, в которой он преуспел….

Геофизик, начальником отряда, начальник партии… работа в Игаркском, Туруханском и Норильском районах. Геофизические поиски руды, содержащей медь и никель. В начале шестидесятых Городницкий  стоял у истоков открытия Игаркского медно-никелевого поля.

А затем большая любовь привела коренного питерца в Москву. Так его жизнь, как говорит сам Александр Моисеевич,  разделилась пополам, на  ленинградскую и московскую.

В семидесятые Городницкий был старшим научным сотрудником в Московском Институте океанологии, позже  стал руководителем лаборатории геомагнитных исследований. Он участвовал в поиске Атлантиды и во многих других  рейсах научно-исследовательских судов, а также был в составе экипажа первого глубоководного погружения аппарата «Аргус» в районе пролива Гибралтар.

Столько успеть увидеть, узнать, открыть… Но если бы Александр Моисеевич занимался только наукой, то знали бы о нем в узких академических кругах.

А он перешагнул границы… те самые, где от физики до лирики  - бесконечная пропасть и … один шаг, где вечные споры о первичности материи или духовности. Он  увел нас к своим «Атлантам», к песням бесконечно близким, мелодичным,  остающимся с нами. Их поет уже следующее поколение бардов, вместе с автором…

В прошлом году мне пришлось отмечать День Независимости  нашей страны в иудейском поселении Текоа. В гостеприимном доме редактора журнала «ИЖ» поэта Игоря Бяльского и его жены Милы собрались их друзья, среди них  — многие интересные  литераторы,  музыканты, художники. Тут и там возникали спонтанные «кружки»  общения … Но когда на импровизированную сцену вышли Александр Городницкий и Юлий Ким, то вокруг них образовался не кружок, а замкнулся большой круг … Тех,  кто поет их песни, кто подпевает, и тех,  кому "медведь на ухо наступил",  но жить без песен «нашего века» он все равно не может…

 

 

 

http://www.liveinternet.ru/users/lara_rimmer/post317966705/



Создан 24 апр 2014



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Shalom - Free Jewish Dating
html clock бесплатные часы для сайта
Flag Counter  Заметки по eврейской истории Еврейские Знакомства :: JewishClub.com Покупки в Германии: авиабилеты, звонки, посылки, автомобили счетчик посещений LINK_ALT Объявления и сайты русской Германии Еврейский мир "ROT SCHILD" Вас приветствует! www.lirmann.io.ua